Много тайн сокрыто в казематах Верхнеуральской тюрьмы, длительное время считавшейся специальным политизолятором НКВД. В ужасные 30-е годы контингент политических сидельцев состоял из троцкистов, анархистов, большевиков-ленинцев… которые в большинстве своём сгинули бесследно, а в тюрьме о них не сохранилось ни архивных, ни иных документов.

Как вдруг 24 января сего года при замене деревянного пола на третьем этаже в 312-й камере левого крыла был обнаружен уникальный тайник.

Ремонтные работы проводили осужденные хозобслуги. Вскрывая толстые лиственные доски пола, они в шлаковой засыпке сковырнули дощечку, за которой в неглубокой нише увидели схрон. Непонятно, каким образом заключённые уложили в него своеобразную минибиблиотеку, состоящую из тридцати свитков и брошюр. Хорошо сохранившиеся рукописные издания датированы 1932-33 годами и по содержанию,похоже, имели отношение к запрещённой тогда организации «Большевики-ленинцы». Небольшие листки бумаги исписаны еле различимым убористым почерком и представляют собой не предсмертные записки арестантов, а стенограммы и резолюции диспутов по экономике, политике, сельскому хозяйству. В самой толстой брошюре из 52 страниц изложены тезисы «фашистского переворота в Германии». К ней приложен список фамилий 30 партийцев, поддержавших апрельские тезисы 1933 года.

Не стоит удивляться возможностям тех сидельцев. В 30-е годы политизолятор отличался лояльным режимом их содержания. В коридорах тюрьмы были постелены дорожки, чтобы стук сапог надзирателей не беспокоил заключённых. Им разрешалось иметь собственные вещи, на ежедневных прогулках встречаться с женщинами, позволялись переписка и посылки. Поэтому на прогулочных дворах проходили бурные дискуссии, с повесткой и докладчиками.

В одной из брошюр ссылка на «собрание юго-востока прогулки 30 ноября 1932 года, конспект общеколлективной дискуссии»… Тут же следуют серьёзные политические выводы: «стачку надо было провести в день прихода к власти чёрного рейхсканцлера – 30 января». А в брошюре «Измена сталинщины» звучит призыв «мобилизовать рабочих всего мира, добиться, чтобы рабочий класс понял, что при сталинском режиме не может быть победы пролетариата…»

Поражает идейная убежденность тех политиков. Даже в двух шагах от смерти они ревизировали экономику, политику, надеясь на то, что их прочтут потомки. Судя по фамилиям «ленинцев» и их планетарным проектам, это были люди столичного покроя. Без сомнения, вскоре на них сфабриковали дела, и они попали в расстрельные списки. А их рукописи будут подробно изучены и займут почетное место в экспозиции по истории уголовно исполнительной системы в музее учреждения

Николай ВАСИЛЬЕВ