Семья. Немало душевных сил, терпения требуется для того, чтобы сохранить настоящее чувство.

Судьба свела нас со Славой на оживленном перекрестке в поселке Межозерном, около киоска Союзпечати. Здесь вечерами собиралась беззаботная молодежь – играли на гитаре, пели, болтали обо всем. Однажды в компании появился незнакомый красивый парень в матросской форме. Был он очень веселым, коммуникабельным и сразу стал душой нашей тусовки. Оказалось, он только что демобилизовался и вернулся к брату, который жил в поселке с семьей.

Мне, как и многим девчонкам, этот заводила сразу приглянулся. Я тогда приехала в отпуск из Челябинска, где работала на заводе. Между нами возникла взаимная симпатия, и все время мы проводили вместе. Но отпуск закончился, и мы расстались. Но почти ежедневные письма и телефонные переговоры сделали свое дело: мое сердце было бесповоротно завоевано, я уволилась с завода и вернулась домой.

Однажды в наш дом нагрянули сваты – родители потенциального жениха, его старший брат с женой и молодой матрос собственной персоной. А невеста, конечно же, была очень счастлива. За дружеской беседой мама Славы Анастасия Ивановна рассказала, что у Калачевых большая семья – пятеро детей и все мальчишки. Она всегда мечтала о девочке-помощнице, но, видно, не услышал Господь ее молитв. Слава был четвертым в семье, рос добрым, неисправимым мечтателем, увлекался техникой.

Все конструкции, мало-мальски интересные ему, тут же разбирал до винтика. И если после сборки иногда оставались лишние детали, он не отступал, и в итоге всё становилось на свои места. В школе Слава учился неохотно, ему было скучно, потому что не всегда приходилось делать то, что хотелось. Однако очень любил историю, черчение, уроки труда, постоянно занимался спортом. Хоккей и лыжи были его главными увлечениями. Он всегда что-то мастерил, выпиливал, склеивал, собирал из металлолома различные конструкции.

После восьмого класса родители, видя интерес сына к технике, устроили его в профтехучилище и попали «в десятку». Слава с огромным удовольствием окунулся в интересное ему дело. Зная его незаурядные способности, директор училища, вручая Славе красный диплом, сказал: «Светлая голова Калачев, после каникул приезжай обратно, мы тебя без экзаменов в техникум возьмем». Но вскоре парень уехал из родного Кушнаренково в УГОК, где и проработал до призыва в армию.

Служил Слава два года вместо трех: было принято во внимание, что он из многодетной семьи, а его отец – инвалид Великой Отечественной войны. Попал он в морскую авиацию, в город Николаев на Украине. Там с отличием закончил военную авиационную школу механиков. Родители долго хранили благодарственное письмо от командира войсковой части.

На следующий день после сватовства Слава пришел в дом невесты с дембельским чемоданом и мечтами о будущей счастливой жизни. Как

молодой семейной паре и Славе – ценному специалисту (на руднике он работал регулировщиком топливной аппаратуры) нам дали в новом доме отдельную однокомнатную квартиру. Мы были на седьмом небе от счастья: собственное жилье и мы в нем – хозяева.

Семейное счастье складывается из кирпичиков, скрепленных и согретых живым и подлинным чувством. Немало душевных сил и терпения требуется для того, чтобы это чувство не погасло. Когда Слава принес домой аванс – 45 рублей и, отдавая деньги мне, сказал: «Включай мозги и набирайся жизненного опыта, рассчитывай на этот доход». С этого дня я стала главным финансовым распорядителем в семье.

Мы никогда не брали денег в долг, могли в какой-то момент в чем-то себе отказать и пережить нелегкое время. К счастью, в решении всех вопросов мы с мужем приходили к единому мнению, что и спасало нашу семью, добавляя очередные кирпичики в наш дом счастья.

Через год у нас родилась дочка Ангелинушка, и мы, как заправские опытные родители, справлялись со всеми заботами о ней самостоятельно. В первый же год совместной жизни мы решили продолжить учебу. Учились заочно. Я окончила Магнитогорский горный институт, а муж – Ленинградский институт физкультуры имени Лесгафта. Шли годы, росла дочь, мы работали.

Через двенадцать лет Бог дал нам еще дочку Настеньку. Проблем с учебой и воспитанием дочерей у нас не было. Не даром говорят, что лучшее воспитание – личный пример родителей. Девочки хорошо учились в школе, без проблем поступили в вузы и по их окончании стали востребованными специалистами.

Много лет Слава работал инструктором физкультуры на Межозерном руднике. Он отдавал работе всего себя. Его бывший шеф – председатель профкома Николай Евстигнеев говорил, что Калачева приходилось даже сдерживать в его инициативах и начинаниях. Все мероприятия обычно проходили в выходные и праздничные дни, поэтому мы редко бывали вместе. Не раз я пыталась ставить вопрос ребром: «или мы, или – работа!». А он отвечал: «Я очень люблю свою работу и вас тоже. Что же мне делать?» Понимая, что он говорит искренне, я всё оставляла как есть и не мешала мужу работать.

В начале 90-х мы решили построить дом. Первое, с чего мы начали, получив участок земли, распланировали его и посадили сад. Из финансовых соображений муж сменил работу, пошел в шахту. Благодаря тому, что он многое умел делать сам, Слава почти в одиночку занимался стройкой. Я была у него отличной подсобной рабочей. Мы вдвоем полностью выполнили внутреннюю штукатурку, поклеили обои во всем доме, красили, белили… Как говорят, муж – за гуж, жена – за другой, так и тянули эту тяжелую лямку. Строили очень долго, потому что всё делали своими руками. У нас было много задумок по благоустройству дома, его внутренней отделке, но судьба распорядилась по-своему. Слава серьезно заболел. Даже будучи на инвалидности, категорически не хотел мириться со своим состоянием. В короткие промежутки относительного «здоровья» упорно продолжал

осуществлять свою мечту – построить дом. Последние два года он очень переживал, что силы ушли безвозвратно, а 23 августа 2020 года его сердце остановилось. До нашей золотой свадьбы Слава не дожил четыре месяца. Он оставил добрую память о себе. Ему благодарна семья, окружавшие его люди, для которых он сделал много хорошего.

Галина КАЛАЧЕВА