Десятки домов жителей Самарского до сих пор остаются без воды из-за не оттаявшего грунта.

– Шесть бидонов вчера привез, чтобы только полить кустарники и деревья, – жалуется пенсионер Пётр Симонов. – На грядки из-за этого ничего не высаживали. Жена – после операции, мне – под семьдесят. Не натаскаешься. Соседи – тоже сплошь пенсионеры да инвалиды. Приезжали из Верхнеуральска коммунальщики, но пока ничего не сделали.

– А мне объяснили, что и не будут делать, потому что ни у кого нет водопроводных колодцев, – добавляет Пётр Зазуля. – Мы с женой вырастили двенадцать детей. Нам, как многодетной семье, совхоз воду провёл, тридцать лет ею пользуемся. А сейчас меня, в 77 лет, обвиняют в незаконной врезке в водопровод, судом грозят. Где пенсию наберу, чтобы бетонные кольца на колодец купить?! До колонки не могу дойти – астма, задыхаюсь. Столько денег на бензин извёл, чтобы возить воду на машине. Оставили деревню выживать, как хочешь, так и крутись. А начнёшь жаловаться – ты же и плохой.

В этот день бригада верхнеуральских коммунальщиков отогревала воду на противоположном краю посёлка.

– Зимой земля промерзала на два метра, – объясняет мастер МУП «Благоустройство» Владимир Вернигоров. – Под дорогой она промерзает ещё глубже. Так получилось и здесь. Отогреваем. На противоположной стороне посёлка не можем отогреть, потому что у жителей нет колодцев. Но в беде самарцев не оставим. Как здесь вода пойдёт, будем отогревать дальше. Но это как руководство скажет.

Стоявший рядом глава Форштадтского поселения Анатолий Катрухин от комментариев отказался, но добавил, что перемёрзшие водопроводы – проблема не только самарцев. Бригада одна, не успевают. Будет работать по порядку.

Попадёт ли в этот «порядок» часть деревни, где без воды остаются двенадцать домов, пока не ясно.

Инна КРАСИКОВА