На руднике «Чебачье» самый нижний 400-й горизонт. На такой глубине происходит основная добыча руды.

Рабочее место проходчика Евгения Овчинникова расположено относительно далеко от места приземления клети в стволе шахты. Идем по петляющим подземным коридорам, высвечивая путь фонарями. Шаги приглушает шум воды под ногами.

Впереди наш гид, заместитель главного инженера по горным работам Салават Мухутдинов, популярно объясняет геологию «Чебачьего»: небольшое рудное поле, размером 200 на 300 метров, представляет собой широкополую шляпу. Отработка идет сверху вниз.

Идти немного жутковато: впечатление, будто кроме нас в шахте никого нет. Оказалось, основная работа в этот день сконцентрирована на два горизонта выше.

Рабочее место Овчинникова – не отдельный кабинет, а самая что ни на есть передовая линия борьбы за руду. Из просторного подземного зала по монорельсе в специальной металлической кабине проходчик приближается к рудному телу. Орудуя пневмотелескопическим перфоратором, с крыши кабины бурит отверстия, куда размещается взрывчатка. Подобный способ несколько архаичен в том плане, что его изобрели лет сорок назад, и с тех пор больших изменений он не претерпел.

Вот как рассказывает о проходке сам Евгений Петрович:

– Работаем посменно. Наращиваем монорельсу, вертикально поднимаемся вверх и начинаем бурить. Заряжаем заряды с взрывником. Другая смена убирает горную массу, повторяя после все наши действия.

На словах всё очень просто. А на деле – пока не поработаешь под землей, не узнаешь.

– Евгений Петрович у нас – из проходчиков проходчик, – комментирует Салат Альбертович. – Бурит шпуры перфоратором вверх, а значит скальная порода у него над головой. Иногда идут по руде, иногда по породе, которая не всегда крепкая. Стараемся проектировать горные работы так, чтобы обеспечить безопасную проходку в устойчивых слоях. Защитой проходчику служит специальный зонт.

Евгений Овчинников был стволовым, крепильщиком. Проходчиком начинал на ручниках, потом перешел на вентиляционный комплекс. Сам родом из Урлядинского. До шахты крутил баранку. О том, что станет проходчиком, и в мыслях не держал. Но пришел на рудник, втянулся. Убежден: «Шахтер – это когда внутри что-то притягивает к этой профессии. Сейчас уже и не представляю себя на другом месте. Жалею, что раньше сюда не пришел». Дети подарили Евгению четырех внучек. Он любитель порыбачить. Но и в отпуске тянет на работу, хочется снова вернуться. Вот уж действительно: шахтером нужно родиться!

Инна КРАСИКОВА