Японцы на своих крохотных островках ценят каждый клочок своей земли. В стране восходящего солнца доминирует философия бережного отношения к природе, её скудным ресурсам. Из переработанного мусора там даже создают острова.

Над нами, россиянами, избалованными необъятной территорией и ресурсами, довлеет несколько иная философия. Мы научились накапливать бытовые отходы и в лучшем случае зарывать их в землю.

Мы по-другому оцениваем экологию, иначе ради чего по всей стране созданы подразделения контроля над особо охраняемыми природными территориями. В Челябинской области «памятников природы» около полусотни. Из них тринадцать природных «оазисов» числятся в нашем регионе.

На пять сотрудников участка ООПТ, которым руководит Дмитрий Яско, возложен контроль за особыми территориями в Уйском, Агаповском и Верхнеуральском районах. Нагрузка немалая. Да и работа, прямо скажем, не «курортная».

У нас была возможность понаблюдать за её спецификой на берегу озера Чебачьего Краснинского поселения, где сотрудники Дмитрия Яско проводили плановый рейд. Одновременно добровольные помощники с вилами и лопатами вели «зачистку» береговых «мусорных точек». Одно другому совершенно не мешало. По мере продвижения от одной точки к другой, накопитель мусоровоза наполнялся достаточно быстро. Рядом инспекторы разбирались с очередным нарушителем.

На берегу стояла иномарка с людьми. Заметив «облаву», бригада рыбаков не успела свернуться и отъехать от берега на указанные Водным кодексом 50 метров. Ничего не оставалось, как пойти в отказ и поспорить.

Магнитогорцев отличает особый гонор. Они сразу кому-то звонят, напирают на инспектора.

– Предъявите документы. Кто вы такие?

– Какие 50 метров? Ничего не знаем.

– Где хоть один «аншлаг», покажите?

В руках специалиста ООПТ Виктора Истомина 50-тиметровая рулетка. Не встревая в перепалку, он отмеряет расстояние от воды до автомашины – 26 метров.

– Аншлаги стоят на каждой подъездной дороге к озеру. Отсюда аншлаг не видно. Проедем, я покажу, – любезно предложил Яско и уехал с магнитогорцами в обратном направлении.

– Что ж вы так жёстко с рыбаками обходитесь? – спрашиваю у Истомина. – Рыбалка-то на Чебачьем не запрещена.

– К тем, кто соблюдает порядок, у нас никаких претензий, – заметил Виктор Иванович и указал рукой в сторону дальнего берега. – Вон их сколько: кто рыбачит, кто отдыхает. Свои машины запарковали на положенном расстоянии. На стоянках чисто. Мы к таким с пониманием. А эти подогнали

машину к воде, ещё и напирают. Но мы их сфотографировали, номер машины зафиксировали, теперь пускай едут.

Виктор Истомин 13 лет на особо охраняемых территориях. До этого работал в Карагайском лесничестве у Ильи Васильевича Сурнакова. Там восстанавливал леса, здесь – защищает природу. Вместе со специалистом Александром Ложкиным бдительно приглядывают и за заказником «Карагайский бор».

– Удаётся «удерживать» бор?

– Не всегда. Слишком много желающих на колёсах попользоваться его красотой. Заездов нарушителей очень много. Въезд в заказник запрещён. Не останавливают и штрафы до трёх тысяч рублей.

Чудная природа вокруг Чебачьего озера пользуется не меньшим спросом. Сюда едут из Миасса, Чебаркуля, Верхнеуральска… Но в основном – магнитогорцы. Даже сегодня, когда ветрено, прохладно, их вон сколько…

От изобилия гостей вдоль береговой полосы постоянно накапливается мусор. Самодельные контейнеры из металлической сетки, установленные прежним арендатором Михаилом Рукавишниковым, позволяют поддерживать на озере относительный порядок.

– Если бы мы весной и осенью не проводили здесь очистку, всё было бы загажено, – без сомнения заявляет Виктор Истомин. – Лет шесть убираем по инициативе нашей конторы на добровольных началах. Михаил Рукавишников привлекает мусоровоз из магнитогорской фирмы своего сына Александра. Мы выделяем до шести лесорубов-добровольцев и по мере накопления дважды в году наводим здесь порядок.

В этот момент вернулся Дмитрий Яско, сопроводивший до аншлага буйных магнитогорцев:

– Удовлетворил их желание, но документы не предоставили, – поделился начальник участка особенностями работы. – И так постоянно. Люди попадаются разные. Кто-то относится с пониманием, кому-то приходится доказывать. Стараемся делать это сдержанно и доходчиво.

Для нас сегодняшний субботник – это плановое мероприятие. Особо охраняемые территории образованы без изъятия земель, поэтому собственником данной береговой полосы является Краснинская администрация, часть – за арендатором Михаилом Рукавишниковым. Но если последний выполняет обязательства по соблюдению особого режима (причём по всему берегу), то от сельской администрации никакой инициативы. И если мы не уберём мусор, он так и останется.

– Но ведь на выполнение таковых обязательств у администрации должны быть средства и люди? – уточняю я.

– Рукавишников нашёл же выход из положения. Та же Степнинская администрация постоянно привлекает людей и технику на озеро Большой Бугодак. Когда говорят: «Не мои полномочия» – это отговорки.

– А почему бы не пригласить на субботник сельскую администрацию и вместе?

– Пусть сами организуются, тут хватит мусора для всех.

Наполненный доверху мусоровоз отъезжал под разгрузку. «Грязную точку» остались подчищать лесорубы Константин Пыжьянов, Пётр Колчин и два пенсионера-добровольца Александр Молдаванов и Игорь Клименко.

Спрашиваю у мужчин: не обидно за кем-то убирать?

– Кому-то надо же. Тут вода, природа, а хозяина нет.

Подъезжаю к группе отдыхающих. Магнитогорцы. Здесь каждый выходной. Им нравится, что убирают мусор.

– Озеро красивое, хорошее. Правда, рыбы нет, вернее её всё меньше, – уточнили они и неожиданно предложили. – Если попросили бы рыбаков, мы бы сбросились на зарыбление водоёма. Пропадает совсем.

Об этом же говорил и Михаил Рукавишников. С 2004 года он был арендатором озера, зарыблял, следил за порядком. Но кому-то понадобилось сделать Чебачье «памятником природы». Якобы нашли редкое растение «курник», жёлтый кувшинник, которого здесь отродясь не было (всего пять наименований). И, конечно, из-за лебедя-шипуна.

-Лебеди плавали тогда и сейчас, браконьеры были тогда и сейчас, –

Михаил Александрович, похоже, уже устал возвращаться к этой теме (что толку переливать из пустого в порожнее?!) – В моё «болото» в 140 гектаров никто вкладываться не хочет. Деньги выделяются, но, скорее всего, уходят на более крупные водоёмы. На зарыбление Чебачьего по частной инициативе потребуется столько разрешений и согласований, что никто не захочет связываться.

Приятно, когда рыбаки получают удовольствие. Подъедешь, они улыбаются. Сейчас всё реже. Озеро зарастает: травы и камыша становится больше. Из-за этого начнётся замор рыбы. Что нашим детям достанется? – печально рассуждает опытный рыбовод.

Николай ВАСИЛЬЕВ

В тему

Дмитрий Яско ответил на вопрос наших читателей.

– Говорят, что Леоновские горы в ближайшем будущем могут стать особо охраняемой природной территорией?

– По инициативе Министерства экологии области, Леоновские горы внесены в перспективный список ООПТ. Когда они станут «особой территорией», пока неизвестно. Согласно обследованиям, проведённым научным специалистом Ильменского заповедника, весь хребет Леоновских гор признан единственным в области участком горной степи.