Вопиющий случай, озаглавленный классическим вопросом «жить или не жить?», описан в коллективной жалобе четырёх жителей улицы Заречной из села Степное.

Эту окраинную улочку, с пятью десятками домов, селяне окрестили хутором Берестиным. От села его отделяет речушка Ямская, да и название у хутора не придуманное, а привнесённое из тех хуторских времён, когда приветствовалась частная собственность и зажиточные крестьяне могли жить особняком, своим хозяйством.

– Испокон веков деревенский люд не расставался с коровушкой-кормилицей, а что же происходит сегодня? – вопрошает автор и инициатор обращения Диана Олеговна Павленко.

31 октября, в полдень, жителям улицы Заречной представилась ужасная картина:

– На наших глазах местный фермер (указана фамилия) отстреливал наших беззащитных коров. Окровавленные животные с рёвом бежали домой. До чего же мы доходим? Как могла рука подняться на самое дорогое для сельского жителя? На селе уже единицы держат скот. И в один миг наши семьи могут лишить завтрашнего дня, – подвела черту под обращением Диана Павленко.

Из беседы с ней, выяснились некоторые детали произошедшего. В тот день девять хуторских бурёнок паслись на неубранном поле льна сразу за речушкой. Раздались выстрелы. Кто-то из селян видел машину и человека, стрелявшего с дороги. Всё сошлось на том, что стрелял фермер. Пострадали две коровы: одной картечь попала в вымя, другой – в круп.

По вызову приехал наряд полиции. Фамилию фермера не указываем, потому что ведутся следственные мероприятия, изъято оружие на баллистическую экспертизу. Сам он категорически отказывается от факта стрельбы, хотя не скрывает явного раздражения против нерадивых скотовладельцев: сколько потравлено посевов, вытоптано льна, украдено с поля рулонов сена и соломы… и на протяжении многих лет всё сходит с рук.

Из уст фермера прозвучала сакраментальная фраза «Нужен закон. По-другому с этой бедой не справиться». Никого заранее не обвиняя и не оправдывая, мы направились за комментарием к главе Степного поселения Юрию Моисееву.

– Бродячий скот – извечная проблема Степного, – начал Юрий Николаевич. – Много раз обсуждали её на сходах. Предлагали жителям: не хотите гонять скотину в сельский табун, организуйте свой. На Волковском и Вятском скотовладельцы сами по очереди пасут коров, никаких вопросов не возникает. А у нас по двадцать и больше голов скота ежедневно выгоняют с полей. На полях многих наших фермеров потравы.

Со скотовладельцами обсуждался этот вопрос. Предлагали содержать общими усилиями объездчика, но чтобы предотвратить случаи потрав, ему надо крутиться по полям, как белке в колесе. И результат будет нулевым: за

всеми участками не уследить. Выгонит коров с одного поля, другие зайдут на соседний участок. Куда-то загонять бродячий скот объездчик не имеет права. Мы даже расклеили объявления о том, что фермеры завезли удобрения на поля и выгонять скот небезопасно. Но это помогло дня на два, и опять всё по-прежнему.

Для удобства владельцев скота было решено: пастух будет забирать скот в течение одной недели из хутора Берестина, в последующие две недели поочерёдно из других частей села. Жителей ещё раз уведомили о необходимости выгонять коров в табун. Однако в табуне прибавилось лишь две коровы.

Казалось бы, действенный рычаг – районная административная комиссия. Но максимум, что она может сделать, – оштрафовать нарушителя на пятьсот рублей раз в квартал. Столько же надо заплатить владельцу за пастьбу одной коровы в табуне. А их в каждом дворе, как правило, не одна-две. Получается, выгоднее заплатить штраф и продолжать выпускать животных «на вольные хлеба».

Для сравнения: В Кожаново три табуна, и проблем не возникает, а в табуне Степного в начале лета насчитывалось 80 коров, к концу сезона – 35.

– Раньше проблему с бродячим скотом решали просто, – говорит глава поселения. – В карду ставили ёмкость с водой, приносили сено и загоняли туда «бесхозных» коров. Владельцы находились сразу! На первый раз их предупреждали, в случае повторного нарушения облагали штрафом, который взимался через совхозную кассу. Сейчас делать этого нельзя, да и жители стали юридически грамотнее. Предъявляют претензию, мол корова в штрафной карде сбросила надои: кто оплатит потерянное молоко?

Напоследок Юрий Моисеев поделился:

– Есть у нас кое-какие задумки, попробуем применить их в следующем году. Старосты – основные мои помощники во всех делах – Рим Галимьянович Гумеров, Алексей Викторович Погорельский, Геннадий Сергеевич Коротков, Николай Борисович Иванов, Андрей Анатольевич Харитонов. Ежемесячно проводим совещания, подводим итоги, намечаем планы.

От редакции

Случай в Степном, безусловно, вопиющий. Никто не имеет права применять огнестрельное оружие по домашним, пусть даже бродячим, животным. Кто стрелял и почему? – разбираться полиции.

Кстати, глава поселения высказал пожелание почаще видеть местного участкового, с которым можно совместно решать в том числе и проблему, связанную с бродячим скотом. Иначе она может зайти слишком далеко.

Разрешит проблему в целом и «развяжет руки» главам поселений лишь закон, которого почему-то все ждут.

Председатель районного Собрания депутатов Иван Машкин сослался на федеральный закон, который регламентирует содержание и выпас скота. Предусмотрены и меры ответственности к нарушителям.

– Но ни областное Заксобрание, ни районное Собрание депутатов не правомочны принимать собственные законодательные акты по этому вопросу, – заметил Иван Михайлович. – По разрешению данной проблемы мы обращались к депутатам Госдумы Д. Вяткину и В. Бахметьеву. Пока ответов не поступало.

Согласен, вопрос злободневный. Раз нет ответственности, люди реагируют на это соответственно. Отсюда и возникают такие моменты.

Николай ВАСИЛЬЕВ

Елена ЛЕВИНА

К снимку

Привольно гуляют по улицам села бродячие животные, становясь чуть ли не равноправными участниками проводимых около Дома культуры мероприятий. Никакие меры против их владельцев не действуют, хотя в областном правительственном документе ясно сказано: «Передвижение животных по территории населённого пункта без сопровождения хозяина или доверительного лица именуется как бродячий скот».