Население района – порядка 60-ти национальностей. Рядом с нами живут и трудятся представители таких редких народностей, как алеуты, гагаузы, талыши… есть даже иорданец. Мы все разные, но только из разнообразия рождается единство.

Как родные
Людей неинтересных в мире нет, и через каждого узнаешь о народе. Первую тематическую полосу «Вместе» мы посвятили елорусам. Поводом стала встреча с урлядинской поэтессой Антониной Поляковой, безгранично влюбленной в родную Беларусь и посвятившей ей «души прекрасные порывы».
Однажды под наплывом эмоций Антонина Александровна решила поздравить с очередной годовщиной освобождения Беларуси самого президента Александра Лукашенко. И в знак глубокого уважения отправила ему книгу своих стихов. Через некоторое время из Минской резиденции она получила официальный ответ.
– Мне было так приятно! – с придыханием говорит Антонина Александровна. – Считаю себя частичкой своей родины, до конца остаюсь белоруской. Скучаю по нашим дубовым рощам, по характерному говору с шутками-прибаутками. Под своими стихами всегда подписываюсь: «Полякова – Чирец», чтобы знали, я – белоруска.
Антонина Александровна давно хотела увидеться и поговорить по душам с другим нашим белорусом Иваном Кудлачевым. Иван Семенович живет в Верхнеуральске. К нему в гости и приехала Антонина Александровна. Два немолодых человека, знающие друг о друге понаслышке, забыв про недавние недомогания, обнялись, будто родные и, усевшись на диване, наперебой стали говорить о Белоруссии.
Радушный хозяин родом из Могилевской области, а его гостья – из Гомельской. Все воспоминания возвращаются в детство.
До сих пор снится…
– Когда началась война, мне, предпоследней из шести детей, было пять месяцев, – рассказывает Антонина Александровна. – В нашей деревне Семенча жили партизаны. Когда туда входили немцы, жители вместе с партизанами уходили в лес.
Из своего страшного детства Антонина Чирец запомнила два эпизода:
– Она ребенком лежит в землянке на печи и в маленькое оконце видит привязанную корову. Вдруг слышится гул самолетов, вой падающих бомб. До сих пор ее охватывает страх, когда пролетает самолет.
Детская память сохранила случай, когда немец сгонял жителей села на расстрел, а полицай, видимо из жалости, указал в противоположную сторону.
Деревню сожгли. От дома осталась одна труба. Отец-инвалид попал в трудармию. Выжить помогли односельчане.
– В 41-м мне было девять. Помню все: от первой до последней бомбежки, – продолжил воспоминания о детстве Иван Семенович. – В 43-м немцев выбили из-под Смоленска, и через нашу деревню проходила линия фронта. Фашисты забрали дома и стали готовить оборону. Всю Беларусь освободили в 44-м. До сих пор снится война.
Урал – вторая Родина
– Сюда в 1952-м эшелоном из Гомельской области нас направили на освоение целины. Верхнеуральцы встретили хорошо, распределили по селам, – перевела разговор на родные Урляды Антонина Александровна. – Сначала квартировали, потом построили дом. Взрослые, братья и сестра сразу пошли работать. Тогда в поселке было 28 белорусских семей. К 70-м годам осталось четыре.
– А я прибыл в Верхнеуральск в 1956-м, – припомнил Иван Семенович. – Молодой, неженатый, семьей обзавелся уже здесь. В моей трудовой книжке одна запись: Верхнеуральское торгово-кооперативное училище: сначала – преподаватель, затем – директор.
Антонина Александровна большую часть жизни посвятила работе страховым агентом.
О Беларуси в превосходной степени
– Езжу туда почти каждый год. В нашем поселке расселили эвакуированных чернобыльцев, – с некоторым восхищением делится Иван Семенович. – Для них построили благоустроенные двухэтажные коттеджи, детсад, школу, магазин. Кстати, частной торговли в Беларуси нет, – со знанием дела замечает он, – только кооперация. Приезжает в деревню автолавка, бери, что хочешь. В поселке 15 дворников. Поголовье скота растет, урожайность повышается. В прошлом году взяли 60 центнеров с гектара. Пшеница – два метра высотой, а кукуруза какая! Все земли вспаханы. Доярки получают, как механизаторы. На ферму их возит автобус. Кругом асфальт.
– Будто про наш совхоз рассказал, – довольно улыбается собеседница. – У нас тоже дома для чернобыльцев стоят на осушенной от болот территории совхоза «Красный Бор». Около тысячи сельчан живут хорошо, кругом порядок. Когда приезжаю в Беларусь, поражает чистота и ухоженность. Нигде не увидишь свалок. Родные из Беларуси каждый раз уговаривают: «Приезжай!». Но это уже невозможно, корни вошли глубоко в уральскую землю. Люблю свою деревню, природу и степные просторы. Здесь у меня шесть внуков и десять правнуков.
Наши герои с детства приучены выживать, заготавливать еду про запас на черный день. До недавнего времени Антонина Александровна держала домашнюю живность, подстраховываясь на худший вариант.
А у 85-летнего Ивана Семеновича по сей день в сараюшке куры да поросята.
– Не смогу просто сидеть или лежать, – объясняет он свою приверженность к труду. – Безделье и здоровье подкашивает, жизнь теряет смысл.
Расставались белорусы уже как родные. Обещали встретиться еще раз, и мы им в этом посодействуем.

Николай ВАСИЛЬЕВ, Татьяна КОЛОНЮК