На долю первопроходцев выпадает самое трудное. Тому, кто идет следом, легче, он избегает многих ненужных препятствий.

Алексея Федоровича Абросимова без преувеличения можно отнести к числу пионеров эпохи зарождения местного предпринимательства. В нынешнем марте ему исполняется 80 лет. А тогда, в лихие 90-е, Абросимов в полном расцвете сил горячо желал найти применение своим способностям в стихии «дикого» рынка.

С чего начиналось

Сначала – биография. Родом из Новоахуново. После окончания Верхнеуральского техникума механизации молодой электромеханик следил за исправностью механизмов и оборудования в цехах Райпромкомбината: мебельном, швейном, гончарном… Родители настраивали на учебу в вузе, да и у самого было стремление набраться знаний. Три курса проучился на электромеханика в Магнитогорском Горном. А когда там открылся новый факультет автоматизации производственных процессов, стал изучать это направление. Говорят, если у человека всё получается – он на своем месте. Это лишний раз подтверждает пример Алексея Абросимова. По распределению он попал в трест «Копейскуголь». Производство – громаднейшее, возможности для профессионального роста – заманчивые, а главное – интересная работа, на которой всё надо было начинать с нуля.

Молодой специалист впервые организовал лабораторию по автоматизации производственных процессов. Конструкторское бюро под его началом разрабатывало проектную документацию, по которой изготавливали, монтировали и сдавали в эксплуатацию новую технологическую линию. Один из значимых объектов Абросимова – пуск автоматизированной подъемной установки на шахте № 205, выдававшей «на-гора» тысячу тонн угля в сутки.

Алексей с желанием автоматизировал многие объекты, шахты. Его назначили главным инженером. Новые возможности и дальнейшая перспектива роста. Казалось бы, работай, пробуй! Но потянуло повышать образовательный уровень. В аспирантуре четыре года он кропотливо собирал материал для кандидатской диссертации. Успешно защитился. Однако научная деятельность его интересовала меньше, чем практическая сторона дела. И он возвратился на производство, где вновь проявилась его рационализаторская жилка, появились собственные изобретения. Интересно, заманчиво, результативно, но… начались проблемы со здоровьем. Надо было в очередной раз делать выбор, и он уезжает на малую родину.

До памятных 90-х годов оставалось десятилетие…

Завертелось…

В Верхнеуральске Абросимов устроился в «Райсельхозэнерго» начальником участка, электрифицировал животноводческие комплексы, жилые дома. После работал главным инженером «Сельхозхимии», а когда освободилась должность главного энергетика в совхозе «Карагайский», перебрался туда. Он уже был женат, подрастали сын и две дочери.

На новом месте предприимчивый специалист трудился также беззаветно, как и везде. Благодаря самостоятельности и независимости, многое получалось. К тому времени повсеместно внедрялся бригадный подряд. Алексей Федорович произвел необходимые расчеты, представил свои соображения руководству. Разработанную программу одобрили, утвердили. Прежде всего, совхоз отказался от услуг верхнеуральского «Райсельхозэнерго», дополнительно подключив энергохозяйство Сурменевского. Заработанные на объектах деньги шли в общую казну, у электриков появились стимулирующие премии, они получали больше, чем механизаторы, которые в то время считались сельской элитой. Отсюда всё и началось.

«Из района вызвали комиссию, стали разбираться, – неохотно вспоминает тот сложный этап в своей жизни Алексей Федорович. – Первый раз ничего противозаконного в наших действиях не обнаружили. Такой вывод не понравился руководству совхоза. Снова приехала комиссия, стала пересчитывать. Надо было во что бы то ни стало скомпрометировать Абросимова, а тут, кстати, и другой повод появился».

В одном из поселков купил он списанный трактор. Директор совхоза увидел, когда Абросимов перевозил технику к себе. С формулировкой «присвоение казенного имущества в корыстных целях» поведение коммуниста Абросимова разбирали на бюро райкома партии. Подключилась прокуратура. Однако уголовное дело рассыпалось: следователи ничего не смогли доказать. Его полностью оправдали и обязали дать в районной газете опровержение по всем обвинениям.

Справедливости Алексей Федорович добился, однако преследования продолжались. Человеку основательно потрепали нервы. Чего только не предъявляли… Дошло до постановления «освободить служебную квартиру». На этом травля не закончилась, Абросимов попал в больницу. Лечился в Челябинске, далее – в Свердловском институте профзаболеваний. Там выявили «пылевой бронхит», присвоили вторую группу инвалидности. Что делать? Стал искать работу в районе. Жену – совхозного юриста – к тому времени без объяснения причин уволили «за одноразовое нарушение». Дети учились в институтах. Жить как-то надо было.

Пришлось идти в бизнес

– И с чего начался бизнес?

– С брокерской конторы. Плановая экономика развалилась. Привычное снабжение было нарушено. Везде создавались товарно-сырьевые биржи, на которые представлялся товар, а брокеры имели право им распоряжаться:

искать, кому продать, кому купить. Подобные организации были в крупных городах. Создана была районная биржа и в Верхнеуральске.

Были контакты с Магнитогорским комбинатом, Учалинским ГОКом… Звонят, к примеру, из Магнитогорска: «Нам привезли вагон ткани, надо шить шторы. Приезжайте, получайте, шейте». Отправляю за материалом машину. А куда везти? И завертелось! В Комбинате бытового обслуживания тридцать работниц швейного цеха сидели без дела – отдал туда. В Межозерном такая же ситуация – их снабдил. В тюрьму отправил, где производство стояло. Сшили шторы, отвез на базу. Там рассчитались бартером: шины, холодильники…

Этой же базе потребовалось поставить постельное белье. Обратился к начальнику тюрьмы. Там нет ни материала, ни денежных средств его приобрести. Нашел материал, стали шить, в том числе рукавицы, спецодежду. Оборот пошел. На Краснодарскую металлобазу отправляли металл, оттуда нам поставляли подсолнечное масло, семечки… Я построил два ангара, полностью забил их продукцией.

– Когда почувствовали себя бизнесменом?

– Никогда им себя не ощущал. Всегда чувствовал себя неумехой, хотя были большие обороты и сделки. Полностью обеспечивал поставкой спецодежды Учалинский ГОК, два комбината. Отправлял по 60 тысяч пар рукавиц. Вот и считайте, много это или мало. Меня устраивал процесс.

– Менялась жизнь, эпоха, время. Появились большие деньги, а значит, перестрелки, наезды… Вас это коснулось?

– Конечно. И наезжали, и предлагали «крышевать». Спасло то, что работал с тюрьмой.

В тонусе

– Бизнес мешал семье?

– Нисколько. Не знаю, почему, но нормально всё складывалось.

– И насколько вас хватило?

– До пенсии, день в день. Потом передал дело сыну. Сам купил в Межозерном помещение, сдал его в аренду сетевому магазину «Монетка». Считаюсь арендатором еще нескольких подвальных помещений поселка: банька, спортивные тренажеры… Этим сейчас занимаюсь. Всё по возможностям.

– Что, на ваш взгляд, не хватает сегодняшним предпринимателям?

– Деловой хватки. Деньги иметь желают все, но предпринимателями становятся единицы. Надо иметь в характере определенную струнку, уметь пойти на риск.

– А если бы жизнь повернулась иначе, что было бы?

– Остался бы на производстве. Это, как само собой разумеющееся. Обидчиков своих я, конечно, простил. Но рубцы на сердце остались.

– Как относитесь к возрасту?

– Стараюсь поддерживать себя в тонусе. Помогают в жизни жена, отличные дети. У нас семеро внуков и все талантливые: спортсмены, танцоры, певцы, просто умницы! Живем, можно сказать, на природе. Зимой слышно, как ухает филин, летом – кукушки… Хорошо!

Николай ВАСИЛЬЕВ, Тамара ИЛЬИНА