Комсомольцами были ребята и девчата в возрасте от 14 до 18 лет. Это – и часть детства, и юность.

Меня принимали в ряды ВЛКСМ в октябре 1968 года, был юбилейный прием в честь 50-летия комсомола. После уроков прибежала домой переодеться в парадную форму и услышала по радио сообщение об убийстве негритянского лидера. В школе на заседании комитета комсомола меня спросили, знаю ли политические события. Я выдала политическую новость, которую еще не слышали члены комитета комсомола: «Убит лидер негритянского движения Мартин Лютер Кинг». Так определилось мое комсомольское поручение – быть во главе политмассового сектора школы.

В комсомоле не было муштры, все делалось дружно, слаженно: выпуск стенгазет, политинформации, тематические вечера и вечера отдыха, спортивные секции и соревнования, смотры художественной самодеятельности. Было здоровое соперничество между двумя городскими и Петропавловской школами.

Когда я училась в 10 классе, увидела в газете «Челябинский рабочий» объявление о том, что студенты историко-педагогического факультета пединститута проходят полугодовую практику в Артеке. Пионеркой я побывала в Артеке, это незабываемо! Решила поступать на истпедфак.

Первый вступительный экзамен по истории сдала на «отлично». Отвечала на вопрос о триумфальном шествии советской власти. Рассказав о событиях 1918 года в стране, перешла к Кашириным, Блюхеру, Дутову. Экзаменаторы спросили, откуда я все это знаю. Как потом узнала, интерес был не случаен – один из экзаменаторов защитил докторскую диссертацию по истории Оренбургского казачества.

На третьем курсе начался отбор на практику в Артек. Из 75 человек нужно было отобрать только десять. Одна из возможностей попасть в эту десятку – сдать досрочно сессию на одни пятерки. И вот мы с Людмилой Петуховой (Л.Л. Антипова) в числе десяти вожатых в поезде «Челябинск – Симферополь». Приехали поздно ночью, а утром я вновь оказалась в своем пионерском детстве – в дружине Горной.

Через несколько дней подготовки я встретилась со своими первыми артековцами. Они приехали изо всех уголков Советского Союза: от Прибалтики до Якутии и Средней Азии. Первые праздники, поездки по Крыму, незабываемая артековская дружба… Во вторую смену приняла детей сотрудников дипломатического корпуса. В третью смену был отряд 20-ти польских пионеров-харцеров, в возрасте от 12 до 19 лет со своими вожатыми и переводчиками. В четвертой и пятой сменах отдыхали пионеры со всего Советского Союза – лучшие дети страны. Кстати, во время международной смены встретила пионера из родного города – Анатолия Гаврилова (ныне водитель районной администрации).

В Челябинск мы вернулись в ноябре и приступили к учебе на четвертом курсе. Я училась в лучшей студенческой группе области – имени XVII съезда Комсомола. В группе нас было 25 человек, в их числе верхнеуральцы – Надежда Максимова, Людмила Петухова и я. Нам до все было дело. Мы

работали с трудными подростками в педотрядах, проводили ленинские уроки, принимали ленинские зачеты, участвовали в спортивных соревнованиях, занимались в художественной самодеятельности.

Окончив институт, получили профессию «Учитель истории, обществоведения и методист пионерской и комсомольской работы».

У комсомольцев всех поколений до сих пор не иссяк комсомольский задор.

Галина ПЕСТРЯКОВА