«4 сентября 1932 года в семье Осокиных Николая Константиновича и Евгении Елисеевны родилась я, дочь Любочка, четвертый ребенок в семье, в 1934 году родился мой брат Гена, в 1939 – брат Витя, – рассказывает мне юбилярша Любовь Николаевна Смольникова (4 сентября ей исполняется 85 лет). Родители жили в согласии, дружно, папашка маму не обижал.

Детство мое закончилось, когда я ушла из 3-го класса школы (не в чем было ходить). Сначала мама брала меня в огородную бригаду на работу, потом я стала бегать на участок. Полтора гектара рассады пололи, рыхлили, удобряли, поливали мы, подростки, со взрослыми наравне. А потом работала рассыльной в трех организациях: в МТС (машинно-тракторной станции), сельском совете, колхозе. Это были тяжелые военные годы. Папашка был в трудовой армии в Челябинске, мама одна, а нас – шесть голодных ртов (ни поесть, ни надеть, ни обуть). Как выжили – не знаю! Ели и лебеднушки, и пышки из сенной трухи, за колосками мама со старшенькими ходила. Это был праздник, когда мама намелет на крупорушке муки да лепешек напечет со свекольными листьями, лебедой, чуть молока плеснет, если есть оно, или затируху сварит. Ели и мороженую картошку, что оставалась на колхозных полях. Весной мы, дети, её копали, а мама готовила из нее, что могла придумать.

Закончилась война. Я пошла в 4-й класс школы. Мама уехала куда-то, а сестра Валя нечаянно сожгла мои «пимишки», в печи их сушила. Я походила в калошах, а как морозы жахнули (в школе и так-то было не очень тепло), я второй раз бросила школу. До 1947 года работала в колхозе, а потом уехала в Магнитогорск, устроилась на стекольный завод. Вызвали меня с паспортом в управление, увезли в Ленинский район учиться в ФЗО. Тогда ведь не очень спрашивали, нравится ли… Иди да учись! Закончила ФЗО и девять лет проработала в ремонтно-строительном цехе (строили дома, все делали вручную). Представьте, берем носилки с раствором, на пятый, шестой этаж быстро поднимаемся и штукатурим стены, потолки.

Встретила я на работе своего суженого Ивана Степановича Смольникова, полюбили мы друг друга. Вышла я за него замуж, и мы приехали жить в Краснинский, в родной дом. Чтобы зарабатывать как-то на жизнь, взяла цыплят 200 штук, вырастила у родителей во дворе, сдала в колхоз. Потом утят взяли с Шурой Мельниковой вдвоем, по очереди ухаживали, растили зелень для птицы в доме, где был конный двор (сейчас там Нина Мельникова живет). За работу нам писали трудодни. Потом вдруг понадобились маляры-штукатуры и позвали меня на работу в стройчасть колхоза. Что только мы ни строили! В 1964 году я перешла на работу в Межколхозстрой: копали фундаменты для домов, заливали их вручную, зимой загружали и разгружали песок вручную, овчарни строили. Работали со мной Галина Кудрина, Нина Макарьева, Мария Шарова, Валя Поспелова, Валя Черепанова.

Было в Краснинске красивое здание-интернат для приезжих школьников. Мы его с Леной Медведевой, Валей Смирновой, Зоей Дубровской, Марусей Кудриной штукатурили, красили, белили. Строить закончили в 1972 году, и я

ушла работать в стройчасть СХТ. Там строили дома для рабочих, детский сад. С нами в бригаде штукатурили Виктор Авдеев и Александр Крылов. Оглянусь назад: овчарни, телятники, базовки, дома, детсад и много чего… Во всё это вложен наш с девчонками ручной тяжеленный труд (поглаживает натруженные руки Любовь Николаевна). Мужа моего, плотника, столяра, знают односельчане. Иван умел не только рамы для окон и двери делать. Буфеты на загляденье делал, лодки ему заказывали люди. Девять лет, как его нет. Доченька Надя утонула, 22 годочка ей всего-то и было. Похоронили мы её, а тут сын Володя внезапно умер (не думали, не гадали). Трое деток у него осталось…»

Мы разговаривали с Любовью Николаевной, и пришла её сноха Надежда с внучкой. Они приводили в порядок могилы родных на кладбище. Надежда гостила у свекрови, живет же в Черниговке. Дочь Таня – в Челябинске, в 61 год ушла на пенсию. Любовь Николаевна вспоминала: «Отец приехал домой из трудовой армии, привез простыню зеленую. Мама вырезала горлышко, рукава, платье сшила мне. Вот радости-то было! Когда я рассыльной была, девчонкой еще, тапочки у меня были тряпочные. Ох, и берегла же я их! Где и босиком бегу – тапки в руках… Да тряпка есть тряпка – пальцы вылезли. До слёз жалко было! Поля пололи голыми руками, осот дергали, из школы нас на эти поля возили. На быках, глубокой осенью плохо одетые, голодные мы ездили по морозцу выбивать семечки из подсолнухов. Домой нельзя было брать ни горсточки. Наказывали строго. Где кочегарка колхозная была, там сеяли коноплю. В колхозе маслобойня была, масло били конопляное, подсолнечное, льняное, горчичное. Я ведь еще и в строительстве новой маслобойни принимала участие. Строили её у озера, когда я работала в стройчасти, в колхозе. Костя Медведев на лошади стройматериалы привозил, Пана Дроздова и Нюра Сысуева раствор замешивали, я и Валя Смирнова кидали и укладывали камни. Ох, и жили мы! Вспомнить страшно те годы, а дружные были все, друг дружку выручали. Узнают родители, у кого мука появилась – с чашечкой бегут. Потом у нас появится мука – к нам бегут, лишь бы с голоду не умереть.

А сейчас-то что не жить, все есть, только здоровья нет, и ни за какие деньги его не купишь.»

Много грамот, наград у Любови Николаевны за труд в военные и послевоенные годы. Сергей Миронович Дмитриев, когда в СХТ работала, возил меня в Агаповский район, где получила я медаль «За трудовую доблесть», – скромно говорит Любовь Николаевна. – Живу – детям, внукам радуюсь, они звонят, приезжают, сестры звонят ежедневно, хоть в одном поселке живем, старенькие уже мы. Дочь Таня, сноха Надя, много родных, племянников – все около нас. Я не одна. В этом и счастье мое.»

Я ушла домой, весь день вспоминала нашу беседу, складывала в уме рассказ о славной женщине и думала о том, какую суровую школу жизни прошли они, мои милые, добродушные старики, о которых я пишу. Не растеряли они радости, добром светятся их глаза, вспоминая о плохом, тут же отпускают от себя это плохое и радуются сегодняшнему дню.

Остается поздравить Любовь Николаевну от своего имени и от имени односельчан с днем рождения и пожелать ей хорошего здоровья на долгие годы, счастья, мира на Земле.

Нина КУДРИНА, п. Краснинский