Её мать, Прасковья Тихоновна Карева, родилась в 1896 году в Поволжье в городе Самара. В годы гражданской войны её муж пропал без вести. В голодный 1921 год много семей из Самары приехали на Урал. Переселенцы начали строить деревню, назвали ее Самарой. Прасковья вышла замуж за Никиту Карева, у которого было двое маленьких детей. «Будешь за ним, как за каменной стеной», – говорила Прасковье мать. Прасковья хорошо относилась к пасынкам, обстирывала семью, варила, помогала в строительстве. Но свекровь была недовольна ею. В 1924году у Каревых родился сын Иван. Как-то Прасковья не вытерпела нападок свекрови, сложила вещи в котомку, схватила сынишку Ваню и бросилась прочь из дома, из деревни. Слезы бежали по лицу, душила обида. Вдруг в поле перед ней возник седой старец в белой одежде. «Раба Божья Прасковья, на кого ты бросила тех детей?» – спросил он. Прасковья встала, как вкопанная. Видение длилось секунды. Пока соображала, старец растворился в воздухе. Женщина вытерла слезы, успокоилась, подумала, что силы небесные её не оставят, вернулась домой. Девятерых детей родила Прасковья Тихоновна (двое умерли в младенчестве), двух приемных, как своих, воспитала.

Когда началась война, старшие сыновья Павел, Василий и Иван ушли на фронт. Никиту Леонтьевича забрали в трудармию в Чебаркуль. Прасковья Тихоновна во время войны пекла хлеб для колхоза. Вечером после дойки везла на лошади бидоны с молоком до Верхнеуральского сырзавода. Иногда ей удавалось съездить в Чебаркуль к мужу, отвезти нехитрую еду. Никита Леонтьевич ловил рыбу для военных нужд, он вернулся простуженным, часто болел и в 1956 году умер.

Пришли с войны сыновья Василий и Иван, Павел погиб на Курской дуге. Иван Карев был ранен, лечился в госпитале в Севастополе. Вернулся с одним глазом и осколком у сердца. Он был молод и, стыдясь инвалидности, отказался от неё. Иван Никитович был уже в возрасте, когда врач П.П. Лисогор помог ему выхлопотать пенсию по инвалидности.

Прасковья Тихоновна работала на самарской ферме телятницей. Тамара Никитовна вспоминает: «Мама очень добросовестно относилась к работе. Маленькими мы бегали на ферму, помогали ей: клетки чистили, даже мыли. А если теленок заболеет, мама за ним, как за малым дитём ухаживала. Падежа не было. А если все телята целы, то давали премию – теленка. В 1955 году она съездила на ВДНХ, ей даже присвоили звание «Лучшая телятница Челябинской области». Прасковья Тихоновна награждена медалью «Мать-героиня». За всех болело ее сердце, всем хватило её безграничной любви, всем помогала. В семье Каревых все мужчины были мастеровыми, у всех были семьи. «Мама иногда вспоминала того святого, который однажды явился ей, и думала, что это был Серафим Саровский. А мне говорила, молись», – закончила рассказ о матери Тамара Никитовна.

Брат Прасковьи Тихоновны Михаил Тихонович Давыдов тоже воевал. Попал в окружение, потом – в плен. Пленных заставили копать для себя могилу. Пока Михаил копал, прядь волос на его голове поседела. Но вовремя подошли наши и освободили бойцов. Михаил Тихонович всю войну прошел танкистом, вернулся в Самару с медалями, с орденом Славы. Женился, работал на тракторе, а осенью – на комбайне. Как-то списали комбайн. Михаил Тихонович, считая, что не время техникой разбрасываться, отремонтировал его и сел за штурвал. На этом комбайне

хлебороб заработал звание «Героя социалистического труда». В 1969 году Михаила Тихоновича не стало. Его племянница Тамара Никитовна Сусанина помнит, что он часто помогал их семье, ей с мужем помог свадьбу сыграть. Она похлопотала об установке памятника своему дяде, собрала документы, осталось подождать.

Записала Зухра ЛЕОНТЬЕВА