В семье в деревне Слатинка было шестеро детей – четыре девочки и два мальчика. Она была старшей. Трудолюбивая семья Хайбуллы Лутфулловича и Маймуны Габдулнасыровны Хамитовых жила в достатке, относилась к середнякам.

– В 30-м году началась коллективизация, создание колхозов. Отец не вошел в колхоз. Наша семья из Слатинки уехала в Учалинский район в поселок Уральский Учалинского района, после – на прииск Миндяк, – вспоминает она. – В 1937 году мы переехали в Верхнеуральск, а через два года отец  трагически погиб, утонул. Мать осталась одна с ребятишками, и мы переехали обратно в Слатинку.

У дяди, Гибая Насыровича Сайфуллина, был дом 20 квадратных метров, семья из восьми человек. Нас было семеро. Тем не менее мы прожили у него все лето, а к осени выстроили землянку. Топили печь соломой, кизяком.

Когда началась война, парней и мужчин забрали на фронт. Нас, несколько девчат и подростков, после уборочной отправили в в Карагайскую МТС учиться на трактористов и ремонтировать трактора. Я выучилась водить колесный трактор ХТЗ (Харьковский тракторный завод).

После, в Верхнеуральске, Дурликамал осваивает гусеничный трактор. На тракторе она проработала всю войну до сентября 1945 года. Зимой девчата-трактористки ремонтировали своих «железных коней» в Карагайской МТС. Колхоз присылал продукты: порой мерзлую картошку, муку, мясо. Как-то продуктов долго не было. Голодная Дурликамал пошла пешком в деревню Ложкина к председателю.

– Сидит он за столом, ест пирожки и маслом их намазывает. Попросила, чтобы выписал немного отходов на еду, – говорит  она. – Отказал. Вышла, плачу. Думаю, как буду добираться  до Карагайки, когда сил никаких нет. А тут Мария Сысуева, кладовщица, попалась на пути. Видимо, сам Бог её мне послал. Узнав, в чем дело, потихоньку завела меня в кладовую. Насыпала я зерна в два кармана и две рукавицы. Сама боюсь: время военное, за такие дела можно и в тюрьму угодить. Забежала к подруге Галине Уржумовой. Пережарили у них зерно, смололи на жернове – и в Карагайку. Продержались какое-то время.

Конечно, время было военное время. За такие дела можно было и в тюрьму всем угодить. Помню, вдова Марфа Асабина, у которой была дочь, насыпала себе немного зерна, когда молотили в поле пшеницу. Так ее судили товарищеским судом всем колхозом. Товарищеский суд был. Правда, никуда не увезли. Весной от недоедания вся наша бригада опухала. Одеть было нечего, да и одежду взять негде. Мне, как старшей, всегда приходилось думать о своих младших братьях и сестрах.

Отгремела война. Труженикам тыла вручили награды. И она получила первую в своей жизни медаль, потом были юбилейные. Может, и продолжала бы работать трактористкой Дурликамал, но во время уборки урожая в сентябре болезнь свалила её с ног. А в 1946 году семья переехала из Слатинки в деревню Ложкина: опять дядя, который вернулся с фронта раненым, протянул руку помощи. Дали им жилье.

В 1947 году Дурликамал вышла замуж за тракториста Сарвара Шамсутдинова, с которым вместе работала. Судьба послала ей хорошего человека. Как и она, вырос в большой семье, рано познал деревенский труд, сиротство. Когда началась война, тринадцатилетний мальчик вместе со своими сверстниками трудился на колхозных работах, потом выучился на тракториста. За хорошие показатели в работе в колхозе удостоился ордена Ленина, двух орденов Трудового Красного Знамени. Многочисленные грамоты и благодарности свидетельствуют о его безупречном труде на благо нашей Родины. Награды сейчас хранятся в районном музее.

За хорошую работу Сарвар Багаутдинович был награжден поездкой в Москву на ВДНХ. Смышленого работящего механизатора, обладающего организаторскими способностями, назначают бригадиром тракторной бригады, затем механиком, с возникновением совхоза «Карагайский» – управляющим в Александровском, Ложкина, Урлядинском. Последние двенадцать лет трудился управляющим в Башкирии.

Зная, каких сил и ответственности требует работа руководителя, Дурликамал Хайбулловна всегда старалась быть не просто хорошей женой и матерью, но и помощницей и единомышленницей своему мужу. А его то и дело переводили на другое место работы. И никаких тебе отказов, иди туда, куда направит партия. Через это прошли все управляющие.

Где бы ни работал Сарвар Багаутдинович, он отдавал всю энергию, знания, огонь своей души работе. В первую очередь всегда  думал о простом народе. И поэтому рано «сгорел»: ушел из жизни в возрасте 55 лет. Добрая память людей сохранила о нем самые светлые воспоминания.

Супруги Шамсутдиновы родили и воспитали пятерых детей, сына и четверых дочерей, старались, чтобы они получили образование, выросли достойными людьми. В 1964 году Дурликамал Хайбулловне вручили «Медаль материнства». У нее 12 внуков и 12 правнуков. Живет в Верхнеуральске. Хотя и подводить стало здоровье, ни на что не жалуется.

Зухра ЛЕОНТЬЕВА