Этой фотографии 115 лет. На снимке, сделанном мастером художественной фотографии, членом Парижской Национальной Академии Горш Берковичем Вассерманом в Могилёве – Подольске, запечатлен мой дедушка, Макуха Семён Васильевич (с белым платком в руке). Мне передали фото из семьи дочери деда, моей тёти Девятовской Веры Семёновны.

На тот момент Семёну Макухе было 19 лет и служил он в 19-м пехотном Костромском полку Русской Императорской армии, который дислоцировался в Житомире, на Украине.

После службы он вернулся домой, в Черниговскую губернию, и женился на Бубенец Пелагее Петровне. После Столыпинской аграрной реформы, оформив статус переселенцев, они оказались в Башкирии, где жили до 1927 года. Здесь у них родились шестеро детей: четверо сыновей и две дочери.

В поисках лучшей жизни семья переезжает в Верхнеуральский район. Им и другим переселенцам из Башкирии выделили землю, и они основали поселок Уфимский. В 1929 году, в период коллективизации, «уфимцы» организовали колхоз имени Чапаева, к которому присоединился и посёлок Смирновский.

Семён Васильевич был крепкого телосложения, и председатель колхоза предложил ему работу в колхозной кузнице.

Бабушка в колхозе не работала, а внуков в семье уже было 13. Их родители работали в колхозе, а бабушка успевала только готовить еду да присматривать за детьми.

У деда не было перерыва на обед, выходных и отпуска. В кузнице постоянно была работа, вместе с молотобойцем они что-то грели, отбивали, клепали. У горна было очень жарко, работать было тяжело, все работы в кузнице выполнялись вручную. Бабушка собирала для него нехитрый обед и отправляла нас, детей, с узелком в кузницу.

Рядом с кузницей находилась мельница, мельником был племянник дедушки Макуха Иван Яковлевич. Здесь же был строительный цех, в котором главным мастером на все руки был Гречко Назар Максимович. Я с интересом наблюдала за работой взрослых. На главных колхозных участках трудились настоящие мастера своего дела. Они были немногословны и с честью и достоинством выполняли любую работу.

Мой дедушка Семён Васильевич в силу возраста не был на фронте, но все его сыновья и зять воевали на фронтах Великой Отечественной войны. Три похоронки получили в доме деда: два сына и зять не дожили до Победного дня. Вскоре после войны умерла овдовевшая дочь Анна, остались сиротами трое внуков. Но мои дорогие старики всё выдержали!

Наша большая семья из семи человек жила в доме деда и бабушки. В двух комнатах теснились четверо взрослых и пятеро детей. Конечно, было очень тесно. Каждый вечер мы, младшие дети, шли на половину стариков, где бабушка кормила нас ужином и поила чаем. Для чаепития дед заранее раскалывал маленькими щипчиками сахар на мелкие кусочки. Каждый за столом мог пить сколько угодно чаю, но только с одним маленьким кусочком сахара. Бабушка варила и подвяливала морковь, свеклу, чтобы угостить нас

вместо сладостей. После чаепития дед читал газету «Правда». Как и что он видел при слабом освещении, трудно было понять. В деревне не было электричества, и к потолку подвешивали керосиновую лампу со стеклом, чтобы осветить жильё.

Отработав положенное время в колхозе, дедушка продолжал работать на своём подворье. Здесь содержались птица, различная живность, летом косили сено, убирали овощи, подсолнухи, картофель. Колхозники жили за счёт натурального хозяйства, излишки продавали на рынках в Магнитогорске и Верхнеуральске.

Мой дед, Семён Васильевич Макуха, прожил чуть более 70 лет – остановилось сердце. Он был спокойным, сдержанным человеком, но сказались трудности жизни: в его душе осталась глубокая рана после гибели родных на фронте, смерти дочери, нужно было воспитывать детей-сирот.

Вот таким был мой дедушка, изображённый на фотографии с сослуживцами.

Любовь МАКУХА