Если перефразировать известную строчку из песни О. Митяева, можно сказать: «Фермер – это круглосуточно!». Другими словами, фермер – это не профессия, а образ жизни.

Современным сельским собственникам, которые начинали самостоятельно работать на заре этого славного движения, в самом начале девяностых годов, и пережили разгул криминалитета, косые взгляды односельчан и откровенную травлю чиновников, отсутствие маломальской государственной поддержки и дикую налоговую политику, но не сломались и выстояли, впору ставить бронзовые бюсты на родине.

Тайсаринец Сергей Миронов из таких. В 92-м году собрались они двумя семьями, Мироновы и Савиновы (родня все же) и вышли из колхоза. На восемь человек им тогда досталось 60 гектаров пашни да бульдозер «сотка», тросовой ещё, не гидравлический, и семена пшеницы в долг, но на всю площадь. Посеяли, убрали урожай, отдали долг, и зерна осталось только посеять на следующий год. Но зато свое! Брали тогда единственный раз кредит, чтобы купить грузовик. Потом, когда колхоз окончательно распался, и все, что сохранилось от растаскивания и продажи, начавшие вставать на ноги Савиновы – Мироновы, забрали себе. Приросли землей. До 1200 гектаров дошла в их хозяйстве площадь пашни. Так и работали до нынешнего года вдвоем. Признаться, это уникальный случай, когда два хозяина в одной фирме мирно сосуществовали такое продолжительное время. Примеров-то предостаточно, когда лучшие друзья, братья или отцы и дети становятся непримиримыми врагами, после того, как проходит трудный период становления и появляется прибыль. В нашем случае раздел произошел только в этом году, мирно, без взаимных упреков, судов и прочих неприятностей. Просто Савинов решил работать с сыном отдельно от Мироновых.

Но не про то разговор. Речь о том, что деревни, расположенные не далеко от крупных промышленных городов, постепенно остаются без рабочих рук. Сельский люд предпочитает в таких

местах пристраиваться в мегаполисах сторожами или охранниками. Сутки сидят на работе, двое дома со скотиной возятся или тоже просто сидят. Всех все устраивает. Это с одной стороны, а с другой – брать такого охранника на работу, тоже резону мало. Вся основная работа в сельском хозяйстве весной да осенью, а у них, как правило, в самый напряженный момент – смена на производстве. У Миронова после раздела осталось 600 гектаров пашни не много коров мясного направления, которых хочет вывести совсем, два комбайна, «КАМАЗ», МТЗ, Т-150 и «Кировец» (все советского производства), трое рабочих. Техника старая. Т-150 за посевную три раза ломался. Сейчас на пары вышли, и опять коробка передач «накрылась». Если бы были деньги кучкой, купил бы новый трактор и знай, работай. Деньги, конечно, бывают, но как раз в тот момент, когда нужно вкладывать в запчасти или ГСМ. Конечно, фермеры не бедствуют, но… «Какая сейчас прибыль? Горючее дорогое, запчасти того дороже, что-то новое начинать – возраст не позволяет, не смотря на то, что «моложе» стали на пять лет. Кажется, что еще немного, и мелких землепользователей задавят крупные холдинги. У кого земли много, тот и кредиты может брать легко. А такие, как мы?- рассуждает Сергей. – Возьмешь кредит, а вдруг – неурожай? Все, сел! И последнего лишишься». Своих сына и зятя, у которых в Магнитогорске квартиры, работа и перспективы на будущее, Мироновы к себе в хозяйство не приглашают. «Будем уж сами скрипеть, пока силы есть»,- говорят. Когда уж совсем прижмет, временно берут деревенских, тех, что и в сторожа не пошли, и здесь ни к чему рук приложить не могут. Но надеяться на таких, в основном, нельзя. В любой момент могут прервать договор на неопределенное время. А надежных работников в Тайсаре просто нет, поэтому о развитии хозяйства Мироновы пока не думают.

Виктор БОГАНОВСКИЙ