“В период развала, так называемого Советского союза, мы наблюдали очаговые межнациональные конфликты почти во всех республиках бывшего великого государства. Ещё в те времена в мыслях я предполагал, что мы отрегулируем взаимоотношения со Среднеазиатскими, Кавказскими республиками, но за Украину у меня всегда были сомнения, так как кое-кто на Украине, особенно Западной, помнили и Бандеру, и Шухевича, несмотря на их зверство, издевательство над народом Украины, Польши и России. В 2006 году я с группой казаков был в Крыму на открытии памятника Андрею Первозданному в городе Феодосия. Встречался там с местным населением, в том числе с Крымскими татарами, которые мне поведали следующее: «Мы здесь проживаем, это и наша Родина и мы не хотим конфликтов ни с русскими, ни с казаками. У нас здесь семьи, дома, работа и никакое НАТО нам здесь не нужно, (в то время была попытка войск НАТО провести учения на полигонах Крыма) А воду «мутя

В период развала, так называемого Советского союза, мы наблюдали очаговые межнациональные конфликты почти во всех республиках бывшего великого государства. Ещё в те времена в мыслях я предполагал, что мы отрегулируем взаимоотношения со Среднеазиатскими, Кавказскими республиками, но за Украину у меня всегда были сомнения, так как кое-кто на Украине, особенно Западной, помнили и Бандеру, и Шухевича, несмотря на их зверство, издевательство над народом Украины, Польши и России. В 2006 году я с группой казаков был в Крыму на открытии памятника Андрею Первозданному в городе Феодосия. Встречался там с местным населением, в том числе с Крымскими татарами, которые мне поведали следующее: «Мы здесь проживаем, это и наша Родина и мы не хотим конфликтов ни с русскими, ни с казаками. У нас здесь семьи, дома, работа и никакое НАТО нам здесь не нужно, (в то время была попытка войск НАТО провести учения на полигонах Крыма) А воду «мутят» те, у кого всё имущество умещается в одной наволочке, вот их и используют украинские националисты за деньги для проведения протестных мероприятий, стравливая нас с другими жителями Крыма».

В 2008 году также с казаками я участвовал в открытии памятника императрице Екатерине в городе Севастополь, как и в 2006 году также нужна была поддержка жителям Крыма.

При встрече с Атаманом Белогорского района Атаман мне сказал следующее: «С крымскими татарами у нас проблем нет, когда в 2006 году Вы уехали из города Феодосия, мы продолжали участвовать в пикетах против учений НАТО в Крыму, местные татары не принимали участие в пикетах, но по ночам привозили нам мясо и другие продукты на посты».

Не обманула меня старая татарка, дай бог ей здоровья.

Уже в те годы начался рассвет неонацизма на Украине. Вина в этом лежит полностью на руководстве украинского государства. Все президенты Украины повинны в зарождении и развитии нацизма в братской нам стране. При попустительстве властей Украины и поддержки Западных спецслужб неонацизм в Украине превратился в межгосударственную фашистскую базу.

Русофобия на государственном уровне, формирование нацистских подразделений, государственные перевороты, стало обыденным в некогда процветающей, миролюбивой стране Украина.

Свершилось самое страшное. Марионеточный режим Зеленского при поддержке Запада приготовился к нападению на Донбасс и Россию.

Считаю, что Президент Путин Владимир Владимирович принял мужественное и единственно правильное решение в упреждении атаки со стороны Украины, тем самым сохранил от гибели сотни тысяч жизней мирных жителей и военных. Военная спецоперация не против братского нам Украинского народа. Это хирургическая операция по удалению злокачественной опухоли нацизма из тела братской нам Украины.

Страшно. Больно. Но необходимо. Низкий поклон российским воинам, сражающимся с международным нацизмом”.