Дети войны. Почти восемь десятков лет назад написаны строки, проникнутые любовью к жене и дочерям, гвардии майором Кузьмой Никулиным.

Сегодня эти поистершиеся стандартные почтовые карточки, специально выпускавшиеся в годы Великой Отечественной войны, исписанные химическим карандашом, бережно хранит его дочь, Эльвира Кузьмовна Ульянова (Никулина).

Мы вместе рассматриваем фотографии, перебираем около десятка писем, Эльвира Кузьмовна неспешно рассказывает об отце… У нее собрано достаточно сведений о том, как воевал Кузьма Иванович, когда и где погиб, что материалы о нем представлены в одном из музеев Волгограда, есть фронтовые фотографии отца и более ранние – довоенные, информация о наградах – ордене Красной Звезды и медали «За боевые заслуги».

«Тов. Никулин в наступательных боях показал себя смелым и храбрым. Своим личным примером воодушевил личный состав подразделения на четкое выполнение приказа командования. В бою за населенный пункт Ефремовка тов. Никулин, находясь в боевых порядках эскадрона, своим присутствием подбадривал бойцов и офицеров, практически помогая командиру подразделения выполнять боевую задачу путем правильной расстановки коммунистов. Гарнизон противника был разгромлен, уничтожено до 50 немецких солдат и офицеров, десять взято в плен, сожжено и подбито десять автомашин и одна бронемашина. В бою за высоту 736 наши подразделения попали в трудное положение. Тов. Никулин, находясь в боевых порядках, личным примером смелости и храбрости воодушевил личный состав подразделения», – читаем, очевидно, в представлении к награждению.

– На фронт отца призвали из Астрахани в сентябре 1941-го, – рассказывает Эльвира Кузьмовна. – До этого времени он, как член комсостава в запасе, находился на переподготовке в Пскове. Уже два месяца шла война, и мы думали, что папу больше не увидим, но до отправки на фронт он все же приехал на несколько дней домой.

А потом были письма. Сохранились датированные 1942-м, 43-м, 44-м годами. Каждое письмо политрук 202-й гвардейской легкой артиллерийской бригады 3-й гвардейской танковой армии Никулин начинал с нежнейшего обращения к «милому другу» жене Кате и любимым дочкам, Галине и Эльвире. Не забывал о приветах родным и близким, о себе писал скупо, больше беспокоился о семье, сокрушался, что очень долго не получает писем, чувствуется, что тосковал по жене и дочерям, сожалел, что не имеет возможности глянуть на них, но верил во встречу. «Не далек тот счастливый день для нас, когда окончательно будет разгромлен ненавистный нам и всему человечеству враг, и мы снова соберемся в одну любимую семью и тогда, в условиях мира, будем уверенно заканчивать строительство коммунизма».

В этих строчках отражено, на мой взгляд, настроение поколения, беззаветно преданного Родине, делу Ленина-Сталина, сражавшегося за светлое счастливое будущее, пути к которому преградил ненавистный враг. И рядом

с этими пафосными словами о строительстве коммунизма вполне реальные отцовские чувства: «пришлите мне фотографию. Те, что взял с собой, берегу и любуюсь».

В 1943 году гвардии майор Никулин был ранен. «… Особо тов. Никулин отличился в боях рейда в тылу противника в районе населенного пункта Шевченково 28.10.43 г. Противник на наши боевые порядки бросил в атаку 9 танков и пехоту, обстановка была напряженная. Тов. Никулин бросился в боевые порядки, оказывая помощь командирам в отражении атаки. Затем до 15 самолетов противника подвергли боевые порядки бомбежке, танки подходили ближе. Тов. Никулин выдвинулся на опасное направление и там с призывами стойкости, мужества, решительной борьбы за Родину во имя Победы, вовлекал личный состав в отражение танковой атаки. От взрыва бомбы т. Никулин тяжело был ранен, истекая кровью, преодолевал боль тяжелого ранения».

Но в письме родным писал из госпиталя следующее: «Немного ранен, но ничего страшного нет. Выздоравливаю и скоро опять вступлю в строй громить врага».

А вот еще одна выдержка из письма, написанного летом 1943 года: «Сообщаю: жив и здоров. Новостей у меня нет, кроме того, что наши войска сегодня освободили Орел и Белгород. Это есть приближение конца, гибели врага, за что и борется вся наша страна».

В каждом письме он просил свою любимую Катю беречь себя и дочек, писал, «это моя просьба». Еще Кузьма Иванович просил, чтобы его девочки, Галя и Эльвира, писали ему сами.

– И мы писали, – вспоминает Эльвира Кузьмовна, – как жили в Верхнеуральске, как ходили по ягоды. Мы наносили на бумагу контуры своих рук, красили губы, целовали листочек письма и посылали папе. Он скучал о нас, а мы, в свою очередь, о нем.

Пронзительно искренне звучат строки еще одного письма: «Здравствуйте, мои дорогие Катя, Галичка, Эльвирочка и мамаша с тетей Нюрой и Томой! Сообщаю вам, что я жив и здоров, чего желаю и вам от офицерского сердца фронтовика. Мой милый друг Катя, вот уже третий год как мы в разлуке. Я очень и очень соскучился. Хотя бы одним глазком посмотреть на тебя и моих любимых дочек, которые видимо уже во многом изменились, так ведь, мои милочки? Хотя бы была фотография, но и этого я не имею. Исключительно только одно для меня напоминает, но очень часто. Это новое имя «Катюша», которое часто играет губительные концерты для врагов, и я очень доволен, что это грозное оружие названо твоим именем, Катя. Ох, как она грозно гудит. Об этом после войны я поделюсь с вами за чашкой чая. Вот, милок, всё, тороплюсь. До свидания, жду ответ. Целую, мои милые дочки, вас, а вы за меня мамочку расцелуйте. Мои дорогие дочки, прошу вас написать мне, как вы учитесь, как проводите время отдыха, есть ли в городе кино и клуб. Любящий вас Костя».

Не удивительно, что отец интересуется свободным от школьных занятий временем дочерей. Сам Кузьма Иванович был человеком увлеченным: занимался гимнастикой, играл в любительском театре.

Он мечтал о встрече с семьей, ждал окончания войны, но судьба распорядилась иначе. 5 марта 1945 года политрук Никулин погиб в бою на территории Германии в населенном пункте Тимменсдорф. Там же, по свидетельству его однополчан, был и похоронен. На фото, сделанном в Тимменсдорфе за три дня до гибели Кузьмы Ивановича, отмечено место его захоронения, но конкретного подтверждения семья не получила, хотя после войны пытались это выяснить точнее.

Как рассказала Эльвира Кузьмовна, воевали и два брата ее отца – Сергей и Григорий Никулины, оба погибли. Фронтовики и двое братьев ее мамы – Леонид и Анатолий Скоковы, а еще один – Михаил – погиб в блокадном Ленинграде. Так что у семьи Никулиных- Скоковых свои счеты с войной и свой вклад в победу.

О многом говорили мы с Эльвирой Кузьмовной. Ей 87 лет, у нее взрослые дети, внуки, есть правнуки, которым она желает мира, добра и покоя. 75 лет назад закончилась война, отнявшая у нее отца. И все эти годы она хранит память о нем и никогда не забудет об ужасах бомбежки, о погибшем корабле с женами и детьми комсостава на борту, эвакуировавшимися из Астрахани, телячьих вагонах, в которых добирались до Урала, своего трудного военного детства и сиротства, до сих пор бередящего душу.

Людмила КУЛАКОВА

От автора. Пять лет назад, накануне 70-летия Победы в Великой Отечественной войне наша газета, городской Совет ветеранов и районная общественная организация «Память сердца. Дети погибших защитников Отечества» объявили акцию «Привет с фронта». Ее целью стала публикация фронтовых писем наших земляков-верхнеуральцев и жителей района. С февраля по май 2015 года в 11 номерах газеты публиковались очерки о фронтовиках с использованием их писем. С редакцией сотрудничали работники краеведческого музея, предоставляя имеющийся материал. Акция вызвала интерес читателей. Люди звонили, благодарили, приходили с просьбами написать о их родных – участниках войны. Память о войне должна быть сохранена. Сегодня, в преддверии очередного юбилея Великой Победы, свидетелями героической эпохи остаются дети фронтовиков.

Поэтому наш новый проект в Год Памяти и Славы посвящен их воспоминаниям о детстве, родителях, военном лихолетье. Будем признательны всем желающим поделиться своими воспоминаниями, которые можно направить по адресу: г. Верхнеуральск, ул. Красноармейская, 41 или по электронной почте: redural41@mail.ru для Людмилы Кулаковой. Пожалуйста, не забудьте приложить вашу фотографию.