Из записок Руфа Игнатьева

Историк-краевед, исследователь нашего края Руф Гаврилович Игнатьев, проживая в Верхнеуральске с 1859 по 1866 годы (см. «КУ» № 47) наблюдал за погодой и записывал свои наблюдения. Он также оставил замечания о жизни в городе. Приведём отрывки из его записей.

«Раннее замерзание Урала около 5 ноября, а позднее – к 10-11 ноября. Реки Урляда и Узельга замерзают раньше Урала на неделю, но раньше на неделю вскрываются. Глубокий снег выпадает в конце ноября или даже к концу декабря. Температура в зимние месяцы доходит до минус 35 градусов, но бывают оттепели, начиная с марта, с которого начинается поворот к весне. Из летних месяцев июнь, июль бывают самые жаркие. В июле месяце начинают в округе города косить сено, а уборка хлеба с полей бывает в августе и даже в начале сентября. В весенние и летние месяцы перепадают дожди.

Но трагичным был год 1861, в котором от сильных дождей с 20 июля по 11 августа были затоплены городские луга, наводнение наделало много повреждений в сельских поселениях и на золотых приисках.

Река Урал, не смотря на свою славу, не может похвастаться обилием рыбы. Весной уральские казаки рыбу запирают учугом, и только весной в половодье она может подняться на нерест в верховья Урала. В летнее время Урал мельчает и его свободно переходят вброд. В Урале водятся щука, окунь, налим, язь, чебак. Здешние жители рыболовством мало занимаются, в основном покупают привозную рыбу. Много водится дичи: уток, рябчиков, тетеревов, бекасов, дупелей и другие породы. Охотою на дичь занимаются для продажи».

Дешевизна жизни в Верхнеуральске привлекала сюда многих переселенцев из разных мест. Купечество привлечено было сюда тем же самым. Начинали торговлю с самыми малыми средствами. По справочным ценам, как доносил верхнеуральский городничий в 1796 году в Оренбургскую Провинциальную канцелярию, пуд ржаной муки стоил 10 копеек, пшеничной – 15, крупчатой – 17, говядина лучшая – 2 копейки с деньгой за пуд, дрова берёзовые и сосновые – сажень 70 копеек. Но с каждым годом товар дорожал. В Верхнеуральск из разных мест приходили люди для найма в плотничную, малярную, печную работы и для работ на здешних заводах. В плотничную работу нанимали в основном башкир и казахов. У подрядчиков при постройках получали от 6 до 15 рублей в месяц.

«Общественная жизнь в городе весьма мало развита, – отмечает Р.Г. Игнатьев. – В городе нет ни общественного собрания, ни библиотеки и никаких общественных увлечений. Общество состоит из служащих и отставных чиновников, преимущественно из отставных военных, служивших в Оренбургских войсках.

Купечество, за исключением золотопромышленников, стоит на низшей ступени образования и держит себя отдельно от чиновников. Помещиков в

городе нет. Заводчики и золотопромышленники на короткое время посещают город только по делам.

Общественных удовольствий нет, за исключением качелей, которые содержатся двумя местными мещанами за условную плату в пользу города. Простой класс в Верхнеуральске представляют горожане, мещане и давние обитатели, отставные нижние чины, потом – казаки и казанские татары. Народ чуждается медицины и в здешней городской больнице, содержимой всего на шесть кроватей неудовлетворительно по числу населения, пользуются в основном военные чины, редко – городские жители. Народ лечится в основном своими народными средствами, начиная с жарко натопленных бань или доверяется знахаркам. В городе есть аптека, казённая при больнице, и она же – для тюремного замка. Аптека есть и при казачьем госпитале. Вольных аптек нет. Горные заводы и золотые промыслы имеют свои лазареты. В городе медицинских чинов: два врача, городовой и уездный, один фельдшер и одна повивальная бабка. В казачьем ведении один врач и фельдшер. Климат в Верхнеуральске довольно благоприятный для здоровья».

Василий АШИТКОВ