Память о службе в рядах Вооруженных Сил родного Отечества неизгладима. Каждый, отдавший в свое время воинский долг Родине, помнит о праздничной дате, посвященной определенному роду войск, в которых он служил. 19 ноября – День ракетных войск и артиллерии – ознаменован значимым событием. В этот ноябрьский день 1942 года ранним утром в Сталинграде прогремела 80-минутная артподготовка – 15000 орудий всевозможных калибров и минометы «Катюша» открыли шквальный огонь по немецким позициям. Так великая Сталинградская битва вошла в завершающую фазу наступления Красной Армии и закончилась 2 февраля 1943 года полным разгромом крупнейшей вражеской группировки.

Мне в 1971-1973 годы довелось служить в отдельном зенитно-артиллерийском полку близ города Веймара, что на юге тогдашней ГДР. В мае 1971-го в Чебаркуле был сформирован воинский эшелон для отправки в ГСВГ. В течение недели призывники прибывали из Челябинской, Курганской, Кировской областей. В назначенный день все разместились по вагонам и – в путь. Никого из парней судьба еще не заносила так далеко от дома, на душе было тревожно. После утомительного десятидневного переезда прибыли в 87-ю гвардейскую армию, бывшую 627-ю сталинградскую. После распределения по воинским частям многие ребята-южноуральцы попали в отдельный зенитно-артиллерийский полк. Уральские парни, крепкие и надежные, всегда ценились, спрос на них был в первую очередь. Но втянуться в армейский быт, расписанный поминутно, не просто. Первые две недели пребывания в воинских подразделениях новобранцы проходят через «карантин» под руководством опытных сержантов-наставников. Настоящая же служба начинается после принятия присяги и распределения по батареям. Назначение зенитно-артиллерийского полка – боевое дежурство на трех «точках»: прикрытие с воздуха от вероятного противника танковой части, вертолетной и аэродрома истребителей. Нам, молодым бойцам, необходимо было заменить уволенных в запас воинов и в минимальный срок освоить обязанности орудийных номеров. Серьезные физические нагрузки помогали преодолеть наставничество, моральная поддержка, взаимовыручка, что было нормой жизни батареи.

Боевое дежурство артиллеристов – это служба в состоянии готовности № 1. Где бы не находился личный состав – в казарме, столовой, на спортплощадке – в любое время суток при объявлении «тревоги» мы должны были добежать до огневой позиции, привести орудия в боевое положение и доложить о готовности в течение пяти минут. В нашей службе, как в спорте, срабатывало правило «3-х П»: постепенно увеличивай нагрузку, правильно делай, постоянно занимайся. Вершиной профессиональной выучки были учебные стрельбы с применением боевых снарядов. В конце каждого полугодия наша батарея со всей штатной техникой грузилась в железнодорожный состав и отправлялась на побережье Балтики в район города Росток. Здесь, на

полигоне, всевозможные зенитные средства отстреливали задачи по воздушным, наземным и надводным целям. Таким образом орудийные расчеты оттачивали слаженность и мастерство, действуя в реальных боевых условиях.

Военнослужащие – офицерский и рядовой состав – гордились, что служили Отечеству в ГСВГ, оберегая хрупкий мир на самых передовых рубежах, с честью выполняя свой долг. В воинских подразделениях не было дедовщины, удаленность от Родины сплачивала, подвигала к дружеским отношениям.

Над нашей 87-й гвардейской армией шефствовал город Волгоград, ведь сформирована она была в легендарном непобедимом Сталинграде. После двух очередных месяцев на «боевой точке» выпадали счастливые случаи попасть на концерты и спектакли творческих бригад наших шефов. Это были незабываемые часы, вызывавшие ностальгию по дому.

Кроме того, город Веймар, в котором нам довелось служить, был историческим и знаковым. Здесь большую часть своей жизни провел великий немецкий поэт, государственный деятель Иоганн Вольфганг Гете, прославивший Германию. А рядом на холме, обдуваемом всеми ветрами, в годы Второй мировой войны возник известный всему миру концлагерь Бухенвальд – черное пятно фашизма. «Дикое соседство – творчество и смерть,/Не господство миром – страха круговерть» (автор).

Батарейцы буквально жили «на колесах»: воинская часть, «точка», Балтика, полевые учения. Мы были очень сплоченными. В батарее служили русские, украинцы, татары, калмык, аварец, даже сириец. Офицеры – в основном выходцы из Полтавского артиллерийского училища, созданного в честь победы русской армии под командованием Петра Первого над шведами в 1709 году.

Служить в армии – значит жить строго по уставным предписаниям: «стойко переносить все тяготы и лишения воинской службы».

После демобилизации гражданская жизнь перемежалась с воинскими сборами. Как правило, из числа служивших в загранке, военкоматы отбирали мужчин на 90-дневные сборы по подготовке офицеров запаса и освоению новой военной техники. В частности такой кузницей кадров была войсковая часть № 52994-А в Челябинске. На сборах, которые проводились через каждые четыре года, офицеры в полевых условиях обучали запасников в качестве командиров взводов и батарей. Служба продолжалась. По сути, наше поколение, трудясь на заводах, в шахтах и на земле, не забывало и военное дело. Очевидно, в этом была необходимость.

Михаил ИСАЕВ, капитан запаса