Задумывались ли вы когда-нибудь, что значат для нас минуты тишины? Как важно каждому из нас хоть немного побыть наедине с собой. Я люблю, приехав в Верхнеуральск из пыльного и шумного Челябинска, не торопясь пройти по ещё сонным улицам города. В такие мгновения особенно остро понимаешь, что для тебя важнее больше всего на свете, чем ты дорожишь, а что с лёгкостью готов оставить за спиной. Идёшь и замечаешь то, на что раньше не обращал внимания: как красиво нежно-голубое небо, как великолепен рассвет в многообразии самых разных оттенков. А ветер шумит, нашептывая что-то, и солнечный лучик приветствует, улыбаясь новому дню. И на душе становится легче, и ты вновь готов погрузиться в мир бесконечных дел. Каждому нужны такие минуты пребывания на малой родине. Эти мгновения нельзя ни с чем сравнить. В эти минуты жизнь проносится перед глазами, мы задаём себе вопросы и вдруг находим на них ответы. Верхнеуральск – это музей под открытым небом с огромнейшей историей, уходящей в несколько веков. Это малая родина моя и моих многочисленных предков: Соколовых, Нижегородцевых, Гревцевых, Сергеевых, Сорокиных, Сарапкиных, Шеметовых, Борзенковых, Бородачевых, Чугановых, Пашиных, Александровых, Чурсиновых, Корабельщиковых, Антоновых, Смирновых, Корепановых, Басовых… Верхнеуральцы – это одна большая семья. Оказывается, мы с женой ещё и дальние родственники по линии Нижегородцевых. Когда я учился в музыкальной школе, играл в трио баянистов, состоявшем пусть не из кровных, но всё же родственников: я, Владимир Шеметов, Александр Антонов. Да и учились мы все во второй школе. Мне родные все школы в Верхнеуральске: в третьей и второй учился я сам, в первой – моя жена Вера. В этих школах учились мои многочисленные двоюродные сестры и братья, их дети. Когда смотрю на гору Извоз и вижу слово «Ленин», вспоминаю как в далёком 1970 году, после окончания восьмого класса, мы сажали эти ёлочки. Верхнеуральск – город моего детства и юности, давший начальные знания и путёвку в непростую взрослую жизнь. Это история жизни моих предков: десятков раскулаченных и сосланных, репрессированных в 20-30-е годы, десятки участников Великой Отечественной войны, тех, которые не вернулись с полей сражений. Когда я работал в Челябэнергосбыте, ко мне в центральный офис очень часто приезжали земляки из Верхнеуральска. Быстро, напрямую, без участия Магнитогорского филиала, мы решали производственные вопросы, да и говорили по душам, вспоминая малую родину. Это были минуты счастья. Вместе с семьёй я постоянно бываю в городе моего детства и юности. Совершенно невозможно посетить даже самых близких родственников, похороненных на кладбищах в Верхнеуральске за один день. А ещё погосты в посёлках Карагайском, Краснинском, Сухтелинском, Межозёрном. Перед отъездом домой я ещё раз проезжаю по улочкам Верхнеуральска. Везде кипит работа. Группа мужчин ремонтирует покосившийся старенький домик. Мальчишки пасут гусей, успевая при этом играть в догонялки. На окраине хозяйка помогает мужу разгрузить грузовик с душистым свежим сеном. Вот она, настоящая Русь! На таких людях Россия ещё и держится! С грустью смотрю в сторону Верхнеуральска. Жалко, но надо ехать…

Анатолий СОКОЛОВ