В КФХ «Курочкина Д.В.» занимаются развитием молочного животноводства.

Основал крестьянско-фермерское хозяйство Василий Иванович Курочкин, правда, руководит теперь его сын Дмитрий, а отец все больше консультирует да по механической части управляет.

С распадом колхоза на ферме оставались пустые помещения без дверей и окон. Ветер и сквозняки окончательно выдували из них былую славу сухтелинского животноводства. Вот тогда-то и решил Курочкин-старший «удариться» в фермерство. Цель была двоякая: сохранить колхозные базовки и расширить свое личное подворье. Да и сын, получив диплом программиста, решил остаться в деревне. Василий-то со школы в этих коровниках работал, то родителям помогал, то самостоятельно, и душа болела, когда в период безвременья начали разбирать помещения. Взял тогда он их сразу два. Один коровник купил, второй арендовал. Рассчитывал, что в одном будет скот держать, а во втором склад оборудует. Однако, через некоторое время арендодатель предложил передать одну базовку другому арендатору: «Пусть люди работают, пока ты не развернулся». Передал. Через два месяца коровника не стало. Разобрали и продали.

В первое время Курочкины взялись увеличивать поголовье овец. Овцы были породистые, крупные. В среднем по 65 килограммов мяса выходило с каждой, и поголовье выросло до 750 голов. Но года через два успешной работы на отечественный рынок обрушился поток дешевой баранины из Казахстана и Калмыкии. Сбыта не стало. Но тем-то и отличается мелкое и среднее хозяйство от крупного: быстрой и без особых потерь сменой направления деятельности. К тому же, государство тогда решило поддержать отечественного производителя грантами. Василий перевел хозяйство на Дмитрия, парень он смышленый, 27 лет ему исполнилось, серьезный и грамотный. Отец решил, что толк из него выйдет. Он и получил грант. Купили трактор, рулонный подборщик сена, дойных коров и племенного быка голштинской породы. До Перми доехали тогда, выбирая добрую породу. Всяких видели, но особо понравились холмогорские и голштинские. Последние, правда, больше. Так как коровы у Курочкиных черно-пестрой и симментальской породы, то уже два года в хозяйстве рождаются телята, в жилах которых течет кровь, наполовину обладающая качествами высокопродуктивных молочных предков. Как это скажется на Сухтелинской ветви породы, говорить еще рано. Фермеры ждут, когда телки из первого потомства быка Мартика достигнут случного веса, как минимум, 600 килограммов. Кстати, сам Мартик на голову выше своих подруг и весит сегодня около тонны.

Так уж устроен бизнес: не расширяясь, чахнет, сам себя изживает, и, в конечном счете, гибнет или влачит жалкое существование. Курочкины тоже хотят увеличить поголовье дойных коров, а с ним и молодняка на откорме, но для этого необходимо сначала увеличить зерновой клин посевных площадей. Не секрет, что животным необходимы концентраты. Сейчас в хозяйстве обрабатывается 346 гектаров, что на 100 голов КРС маловато

будет. На фураж, с учетом увеличения поголовья, им, по предварительным подсчетам, нужно отводить 160 га. Всего же фермеры считают, что им лишними не будут и 1000 гектаров. Ведь нужно еще стабильно платить зарплату рабочим, которых у Курочкиных набирается до десятка человек. А тех гектаров нет. То есть, земля есть, но она находится у кого-то в собственности. Хотя и не зарегистрирована, как положено, и не обрабатывается, но занять ее нельзя. Такой вот порочный круг. Глава поселения хоть сейчас готов отдать эту землю желающим, ему не лишними будут деньги, которые бы могли поступать в бюджет от земельного налога. Но нужно все делать по закону. И Петропавловская администрация какие-то подвижки в этом плане делает. Только когда сделает? Курочкины же готовы начать возврат в оборот тех залежей уже в этом году. Что касается тягла, необходимого для обработки земли, так с этим проблем у Курочкиных нет. Сейчас, во всяком случае. Был у них один МТЗ, вроде справлялись. Потом залежи стали обрабатывать – пришлось купить трактор потяжелей – Т-150 с дискатором. Думается, если возникнет необходимость, еще купят. Тем более, что казаки местные начали потихоньку приходить на ферму Курочкиных, они деньги платят. Пусть небольшие, но стабильно. А от этого доверие возникает и уверенность в том, что в магазин сходить есть с чем, или кредит заплатить. Без них сейчас никак. А молоко, оно круглый год приносит доход.

Коровник в хозяйстве Курочкиных разделен пополам. В одной стороне содержится скот, во второй – фураж. В «жилой» части один угол отведен для свиней. Поросята, возрастом не больше месяца, кучей лежат между двух маток на подстилке, в которой развиваются разрекламированные бактерии. Они перерабатывают навоз с подстилкой и выделяют тепло. Потом идут телята с голштинской наследственностью, гордость и надежда собственников, в центре – коровы и молодняк. Дойных коров в хозяйстве 45 голов. Тут же рядом летнюю дойку оборудовали, сеновал, в планах – еще один коровник приобрести для будущего поголовья, а в старом молокопровод смонтировать.

Василий Иванович лет пятнадцать назад взялся было по вахтам ездить. Работал монтажником на стройках от Тюмени и Новосибирска до северной столицы. Потом решил, что ничего хорошего в этом нет: «Человек должен заниматься тем, что умеет и к чему его душа лежит. Тогда и толк будет и удовлетворение от работы», – уверен он.

Виктор БОГАНОВСКИЙ

Тот самый Мартик, отец сухтелинских голштинцев