Фронтовики. В мае 1941 года Эрнст Неизвестный был принят в Ленинградскую школу для одарённых детей при Академии художеств. Но война перечеркнула всё. 16-летний мальчишка, который ещё недавно пытался писать стихи, занимался лепкой и рисованием, обивал пороги городского райвоенкомата, просясь добровольцем в Красную армию. Однако в августе в числе других воспитанников Академии художеств его отправили в эвакуацию в город Самарканд, что в Узбекской ССР.

В августе 1942 года 17-летний юноша, боясь, что война закончится без него, поступает в Первое Туркестанское пулемётное военное училище. Окончив училище в октябре 1943 года, 18-летний молодой офицер был направлен на IV Украинский фронт в одно из подразделений воздушно-десантных войск. С марта по сентябрь 1944 года он воевал на III Украинском фронте, был не единожды ранен. С сентября 1944 по апрель 1945 года гвардии младший лейтенант Неизвестный на II Украинском фронте командовал стрелковым взводом.

За две недели до капитуляции фашистской Германии Неизвестный был тяжело ранен в одном из боёв. Взвод выполнял боевую задачу по овладению линией траншей врага у одного из австрийских населённых пунктов и взятию ценного «языка». Вот как описывал поведение в бою своего подчинённого комполка Величко: «Товарищ Неизвестный в боях западнее селения Рюккенсдорф при захвате контрольного пленного проявил себя сильным и инициативным командиром. Он одним из первых поднялся в атаку на противника, увлекая за собой бойцов всего взвода. Ворвавшись в траншеи, он гранатами и огнём из автомата уничтожил пулемётную точку и 16 немецких солдат. Будучи ранен, он продолжал командовать взводом, и благодаря этому траншеи противника и пленный были взяты».

Поначалу, посчитав взводного командира погибшим, командование полка представило его посмертно к награждению орденом Отечественной войны II степени, но вышестоящее начальство сочло возможным удостоить Неизвестного орденом Красной Звезды. Эту награду Эрнст Иосифович получил только спустя четверть века.

В самом деле, тяжелораненый, поступивший в госпиталь, был весьма плох: разрывная пуля выбила три ребра, повредила три межпозвоночных диска, разорвала диафрагму, и к этому добавилась ещё и контузия. Его жизнь висела на волоске. Искалеченный позвоночник причинял адские боли, выздоровление шло крайне медленно. Лишь осенью 1945-го израненный фронтовик со II группой инвалидности вернулся в родной Свердловск.

После войны Неизвестный больше года не мог ваять и с трудом передвигался на костылях. Восстановление шло очень долго, но всё же в жизни Э. Неизвестного начинался новый этап, полный надежд и новых испытаний.

Артём ФУРЦЕВ