Дети войны. Мои родители, Павел Петрович и Татьяна Андреевна Баданины, жили дружно, счастливо.

Но грянула война. Отец сразу же пошел в военкомат, но «хлебом нужно обеспечивать армию, это так же ответственно, будешь на брони», – было ему ответом.

В 1942 году отец добился отказа от брони и пошел добровольцем на фронт, а мама ждала четвертого ребенка. Я помню лицо отца в момент, когда он всех детей поднимал на руки и целовал, а старшему брату пяти лет строго сказал: «Сынок, ты остаешься в доме за старшего мужчину. Слушайся маму, не давай в обиду сестренок и того, кто будет маленький, брат или сестренка, помогай маме и бабушке растить». Так мы остались без отца. На весь колхозный урожай наложили арест, все зерно должно быть вывезено в осажденный Ленинград. Помню, как стали приходить военные колонны за зерном. Впереди и позади колонны шли машины с пулеметами. Маму назначили сопровождать воинские колонны с хлебом и продуктами. Она на тракторе (мама была трактористкой-стахановкой) расчищала дорогу, вытаскивала застрявшие машины. Каждый рейс проходил под обстрелом. У меня перед глазами лица молодых пареньков в военной форме, которые приехав, ложились на лужайке в нашем дворе и засыпали. Женщины села несли солдатам еду, а наша бабушка рвала огромный пучок лука, выносила кастрюлю с овсяным супом и кормила солдат. Загрузив машины, они отправлялись в обратный путь вместе с нашей мамой.

Однажды в 1943 году она привезла из рейса ленинградцев – женщину с тремя детьми, они жили у нас до октября 1945-го. Помню глаза голодных детей, которых привезла мама. Бабушка сварила картошку и маленькими порциями кормила их до вечера. Затем натопила баню, всех перемыла, даже женщину, так она была слаба. А детей мы в баню на салазках возили.

Так и жили: нас шестеро и их четверо. Питались за одним столом «чем Бог послал», как говорила бабушка. Мы продавали вещи и мебель, приобретенные до войны, выручали кое-какие деньги. Был участок в 35 соток, выращивали зерно, овощи, картофель. Мы, дети, собирали щавель, клевер, другие съедобные травы, грибы и ягоды в лесу, заготавливали бруснику.

В один из рейсов мама домой не вернулась. На военную колонну был налет, маму тяжело ранило, она попала в госпиталь. Врачи запретили ей работать на тракторе. В госпитале она пробыла почти два года, ей сделали три операции, но не все осколки удалось удалить. Дали ей в 1944 году первую группу инвалидности, но пенсии тогда не платили.

За погибшего отца мы тоже не получали ни копейки. В извещении, которое мы получили первым (всего их было три) значилось «пропал без вести». Хотя мы точно знали, что отец погиб в бою за город Кировск Ленинградской области. Убитым его видел родной брат, наш дядя Василий. Но остановиться было нельзя, шел бой. Дядя Вася надеялся найти могилу отца позже, но не получилось.

После войны тоже был голод. Мать-инвалид должна была работать, чтобы содержать нас четверых. Бабушка умерла в 1947-м. Из девяти сыновей, что она проводила на фронт, дождались двоих: Иван потерял ногу, Григорий умер через месяц после возвращения из госпиталя. 19 моих родных погибли на фронте. О месте захоронения отца мы так и не узнали, в извещении есть только дата: «погиб в бою 14 ноября 1943 года», больше никаких сведений.

Голод гнал нас на поля весной за пестиками хвоща, которые упаривали в русской печи и получали кашу. Рыли мерзлую землю на колхозных полях, смешивали добытый картофель с толчеными листьями липы и пекли лепешки. На фронт из колхоза забрали 450 лошадей и ни одной не вернули. Поэтому пахали поля под картофель женщины, на себе волоча плуг. Однажды у перелеска в упряжке упала наша мама, открылась фронтовая рана, пошла кровь. Ее увезли в больницу, говорили, что не выживет, жалели нас. Но мама выжила вопреки прогнозам, награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и медалью «50 лет Победы». Вот и всё.

Много времени прошло с того горького тяжелого детства, но его никак нельзя вычеркнуть из жизни.

Лидия Павловна БАТАВИНА

P.S. К сожалению, в феврале 2019 года автор публикации ушла из жизни. Она очень любила двух своих сыновей и дочь, четырех внучек, двух правнучек, считала их своим богатством. Гордилась мужеством мамы, посвятив ей свои воспоминания, полный вариант которых содержится в первой книге воспоминаний детей погибших защитников Отечества «Память сердца».