На рубеже 1921-22 годов. Южный Урал пережил голод, сопоставимый по своим последствиям с голодом в Поволжье.

Главной причиной его стала политика власти по изъятию в деревнях и селах продовольственных ресурсов.

В этот период сильно пострадал Верхнеуральский уезд.

В 1919 году в условиях гражданской войны и укрепления власти Советов. Народный комиссариат РСФСР дает указание о проведении в губерниях продовольственной разверстки.

Была организована Уральская трудармия, выполнявшая заготовку продовольствия и фуража на основе выполнения продразверсток.

В Верхнеуральском уезде доля заготовки продовольствия выпала Никите Ксенофонтовичу Шкаеву.

Он родился в Верхнеуральске в 1887 году в трудовой многодетной семье. Закончил церковно-приходскую школу, помогал отцу. В 1916 году был призван на службу в царскую армию. После революции 1917 года прибыл в Верхнеуральск и с 1918-го занимался формированием отрядов Красной Армии. Командуя батальоном, участвовал в рейде по тылам белых под руководством В.К. Блюхера и братьев Кашириных. За боевые отличия награжден Орденом боевого красного знамени, член ВКП (б). В 1919 году Шкаев служит в Верхнеуральском ревтребунале ЧК. С 1920 года возглавляет уездный исполком.

С энтузиазмом в уезде проводят продовольственную разверстку, докладывая об успехах. Сверху в 1920 году приходят телеграммы в Челябинск, а потом идут распоряжения по губернии. «У крестьян Челябинской губернии имеются огромные излишки хлеба прошлых лет, совсем нетронутые запасы отдельных домохозяев, ввиду чего полагаю, что разверстку в семнадцать миллионов пудов выполнить вполне возможно, важно только поставить работу по изъятию хлеба. Чтобы деревня воспринимала фатальную неизбежность сдачи всех излишек государству, нужно провести неуклонную решительную политику всем авторитетам Советской власти.

Повторяю: хлеб есть. Несмотря на засуху, сумейте взять, организовав местные власти».

В Челябинском архиве сохранились материалы о тяжелом положении, сложившемся в Верхнеуральском уезде 1921-22 годах. Лишившись питания, люди ели сорную траву, даже глину. Крайним и самым ужасным выходом, к которому прибегали уже потерявшие надежду, становилось употребление человеческого мяса.

Сохранился акт обследования состояния Верхнеуральского кладбища от 27 января 1922 года.

«Председатель уездного Верхнеуральского исполнительного комитета Н.К. Шкаев, заведующий уездным отделом здравоохранения Т. Акулов и секретарь УКОМа Т. Савельев в присутствии граждан составили акт. Вследствие стихийного бедствия голода, последствием которого явилось массовое вымирание в Верхнеуральске и окрестностях, было обнаружено и

зафиксировано: до 15 января смертность от голода стала доходить от 25 до 30 человек в день (детей и взрослых).

При осмотре мертвецкой при местных городских кладбищах, там оказалось не захороненных умерших от голода 90 трупов без гробов и 15 в гробах. По объяснению кладбищенского сторожа Т. Хорохорина, граждане привозят трупы на себе или на животных и складывают их около кладбищенских ворот или около дверей мертвецкой. И все попытки сторожа заставить копать могилы получают отказ, так как родственники, привозившие умерших, объясняли, что голодали длительное время и не в состоянии копать могилы в промерзшей земле».

Никита Ксенофонтович Шкаев, выполняя поручения добросовестно, поднимался по служебной лестнице. С 1923 года – он член Челябинского УКОМа. После реорганизации округов переведен в Курган заведующим окружным землеуправлением. В 1927 г. – в Свердловск директором Урал-треста совхозов. С 1931 г. – директор Троицкого ветеринарного зоотехнического института. За успехи, достигнутые учеными института, Н.К. Шкаев неоднократно поощрялся. 27 июня 1939 г. арестован органами НКВД, обвинен по статьям 58-2, 58-11.

Приговорен к восьми годам лагерей без права переписки. Умер в октябре 1941 года, в лагере в бухте Находка Ямало-Ненецкого автономного округа. Реабилитирован в 1956 г.

Василий АШИТКОВ