Низкий поклон нашей маме

Моего отца Александра Степановича Сердцева в августе 1941 года отправили в город Шадринск, там формировалась Уральская дивизия. Оттуда он и отправился на фронт. В феврале 1942 года отец погиб в районе 14 разъезда Кировской железной дороги. Как это было, рассказал его однополчанин-верхнеуралец, вернувшийся с фронта по ранению.

Бойцы отдыхали после боя в землянке. Связисту Сердцеву было приказано отправляться в тыл. Когда он пошел, началась бомбежка. Назад к товарищам он не вернулся и к месту назначения не пришел. В похоронке, которую мы получили, было указано, что пропал без вести. Было ему 38 лет. Мама, Антонина Дмитриевна, осталась с тремя детьми-подростками.

До войны папа работал механиком на пивзаводе, был человеком уважаемым, работящим, умным. Нас, детей, очень любил, приобщал к музыке. Сам очень хорошо играл на гармошке, гитаре, балалайке. Вся мебель в нашем доме была сделана им, он очень многое умел делать своими руками, даже приемник сам сконструировал.

Моя старшая сестра Мария написала воспоминания о нашей семье, родителях и опубликовала в книге «Не гаснет памяти свеча», это сборник воспоминаний детей погибших фронтовиков. Когда отца провожали на фронт, у нас в доме собралось много народу – родные, близкие, друзья отца. Когда все ушли, Маша чисто вымыла пол и тоже побежала на площадь, довольная, что помогла маме навести порядок. Ни о каких приметах она не знала. Проводив отца, мы возвратились домой, и мама, увидев чистый пол, ахнула: «Это же плохая примета!» После гибели отца и позже Маша жила с ощущением вины за этот вымытый пол. Мама сильно переживала гибель отца, но нашла в себе силы работать и растить детей. Ей было всего 34 года: вдова, без работы – она была домохозяйка – и нас трое. Выжить в трудные годы помогало небольшое хозяйство – корова, две овцы, несколько кур. Больше нельзя, облагали налогом. Мама много работала. На всё лето уходила в колхоз, штукатурила коровники, свинарники, чтобы получить участок травы для покоса. Нужно было заготавливать корм корове и овцам. Мама косила, а я, девчонка 13-ти лет, запрягала в телегу корову и возила сено домой.

Мы много садили картофеля, летом собирали и сушили ягоды клубники, черемухи, смородины. Зимой варили компот, кисель, картофельный крахмал делали сами. Осенью на полях собирали колоски пшеницы, ячменя, из зернышек варили кашу. Сами заготавливали кизяк для топлива.

А в 1943 году призвали в армию брата Геннадия. Еще не прошла боль от потери отца, а на фронт отправлялся 17-летний сын. Воевали два брата мамы, Михаил и Александр Сапрыкины, оба погибли. Геннадий, мой брат, вернулся в 1947 году.

Трудно пришлось в жизни нашей маме, но мы, как могли, ей помогали. Она одна воспитала нас, дала нам образование. Сестра Мария закончила институт в Челябинске и стала хорошим врачом; брат Геннадий освоил профессию,

связанную с электричеством, всю жизнь был на хорошем счету; я стала торговым работником. Мы очень благодарны нашей маме. Она и взрослым нам помогала воспитывать наших детей, а потом и внуков. Мама ушла из жизни в 78 лет и всё ждала отца, не смирилась с его гибелью.

Тамара Александровна УСОВА