Судьбы людские. Коля Кожевников родился в 1907 году в Карагайской станице Верхнеуральского уезда, в живописном уголке Южного Урала, на берегу большого озера с чистейшей водой.

В селе большей частью были казачьи дворы, с начала 18-го века стояла церковь Вознесения, одна из красивейших во всем уезде. Николай был сыном сотенного атамана, кроме него, в семье были еще три сестры и брат. По рассказам бабушки, у отца был обитый железом походный сундучок, где хранилось оружие и обмундирование, а во дворе, всегда ухоженный и накормленный, стоял конь. В любое время казак был готов сражаться за волю, веру и Отечество. Жили в трудах и заботах, пахали, сеяли, держали скотину.

С 1929 по 1931 год Николай отслужил срочную, а после армии женился, родилась дочка Катя. Успел пожить семьей девять лет. В 1941-м грянула война, и 24 июня Николая мобилизовали на фронт из Бабарыкинского сельсовета. Всю войну стойко переносил он тяготы и лишения, душу согревали мысли о том, что дома ждут. Николай вернулся с фронта живым, но в родные края попал спустя полгода после окончания войны. Жена не дождалась его, вышла замуж. Не по плечу ей оказалось испытание разлукой. Это был тяжелый удар, не сразу Николай оправился от него.

Вскоре судьба свела его с Анастасией, вдовствовавшей с двумя детьми, дочкой Раей и сыном Сашенькой. Мальчик родился 23 июня 1941 года, в день, когда проводила Анастасия своего мужа на фронт. Погиб ее Василий, сложил головушку в беспощадной, страшной войне. Настя была моложе Николая почти на десять лет, но они решили быть вместе. Обосновались в деревне Шеметовка, в небольшом домишке. Держали большой огород, много скотины. В 1947 году родился их общий первенец Ваня, а потом – три дочки – Валя, Галя (автор этого очерка) и Надя.

Военное лихолетье и послевоенные тяжелые годы дали о себе знать: мама тяжело заболела. По поверью считалось, если женщина родит ребенка, то болезнь отступит. Поэтому решилась она и в мае 1958 года, почти в день памяти Святителя Чудотворца Николая родился мальчик, наш младший братишка. Усмотрев в этом какой-то знак свыше, родители назвали его Колей. Так в семье оказалось два Николая – отец и сын. Но чуда не случилось, болезнь прогрессировала, и через два года мама слегла.

Помню летний душный вечер 17 июня 1960 года. Нас, трех сестер и старшего брата, отправили в клуб смотреть кинофильм «Девочка ищет отца». Забыв обо всем, мы смотрели захватывающую историю. Неожиданно включили свет, нас вызвали на улицу и повели домой. Мы не понимали, что происходит, но нам объяснили, что мама зовет.

Дома были какие-то люди. Нас подводили к маме, она что-то говорила и крестила нас слабой рукой. В этот день ее не стало. Остался наш отец со своим горем и с нами пятью, младшему из которых было всего два года.

Осенью, собрав урожай и погрузив небогатые пожитки, усадил он нас в машину и повез в Карагайку, где жили его сестры, Шура и Поля. Муж тетки

Поли Иван вернулся с фронта без ноги. Остаток жизни проходил на деревянном протезе, который сам себе и смастерил. Чем могли, родные помогали. Отец устроился в лесничество, пилил лес. Полгода после смерти мамы он жил как в тумане, не проходила боль утраты и одиночества. В декабре 1960 года случилась очередная страшная беда – отец умер, не выдержало сердце.

Через два месяца в нашем доме появилась выездная комиссия исполкома Верхнеуральского райсовета. В небольшой комнате собралось много народа, приехали из Межозерного, Верхнеуральска, были местные – карагайцы. Каждого из нас, кроме старшего брата Вани, определили в приемные семьи. Помню, как представительница комиссии подвела меня к сидевшим на скамейке женщинам и сказала: «Галя, теперь это – твои мама и бабушка, а папа на работе, он ждет тебя». Эти женщины, Елизавета Александровна и бабушка Дуня Докшины, обняли меня, и я, истосковавшаяся по материнской ласке, прижалась к ним. Почувствовав тепло, сразу окунулась в атмосферу любви, добра и заботы.

Война предъявила каждому свой счет, прошлась безжалостным катком по судьбам миллионов людей, в том числе и моих родителей. Как страшная зараза коснулась она своим черным крылом и нас, детей, изменила наши судьбы. Ведь не случайно, наверное, моя приемная мама еще долго замечала у меня, восьмилетней, седые волосы.

Стремясь узнать о своих настоящих родителях больше, я обращалась во многие инстанции. Мне помогли сотрудницы органов опеки и попечительства – Татьяна Плисова, Ольга Харитонова, Марина Богановская под руководством Елены Шишкиной. Они прислали все имеющиеся у них документы и посоветовали, куда обращаться дальше. Немало трудов затратили сотрудницы отдела ЗАГС Ирина Синягина и Оксана Дмитриева в поисках дат и мест рождения моих родителей. В Военный комиссариат я обратилась через военно-учетный стол в поселке Межозерном, где работает отзывчивая, грамотная сотрудница Татьяна Шарыгина. Она помогла оформить запрос в район. Очень оперативно отреагировала помощник начальника Отделения ППП и УМР Мария Коробова. В итоге я получила подтверждение о том, что мой отец, Николай Кожевников, является участником Великой Отечественной войны. Затем я обратилась в центральный архив Минобороны РФ, но желаемых сведений не получила. Пыталась искать информацию об отце самостоятельно по Интернету. Удалось найти его полного тезку, совпал год рождения, награждение орденом Красной Звезды, но для подтверждения того, что это мой отец, нужны дополнительные сведения, которых нет. Теперь возлагаю надежды на поисковиков-профессионалов: очень хочется узнать, где воевал отец, где находился полгода после окончания войны, какие имел награды.

Галина КАЛАЧЁВА, п. Межозерный