Мой папа Шек Яков Иванович – фронтовик, прошёл войну. Вот что он рассказывал нам, своим детям. Шли бои под Николаевском. Он и еще несколько бойцов попали в плен. Неподалеку от Николаевска был немецкий концлагерь. Отец с друзьями дважды бежал из плена, но неудачно. В третий раз им помогла бежать немка. Их вывезли на самосвале под горячим шлаком. Один парень сгорел начисто, остальные обгорели. У папы вся спина была в шрамах от ожогов. Ночью пробрались они в город. По адресу, который им назвала немка, они пришли в музей. Встретившие их люди сначала подлечили, а затем переправили в партизанский отряд. Когда наши войска освободили город от врага, партизаны поступили в распоряжение советского командования. Папа и его друзья попали в штрафную роту, как бывшие пленные. Дальше папа воевал связным. У него было много боевых наград, даже орден есть. Папа также вспоминал о том, как в концлагере болели старики и дети. В середине огромной огороженной территории лагеря укладывали слой веток, на них – больных живых и мертвых людей. Затем снова ветки и так далее. Штабель обливали горючей смесью и поджигали. На это страшно было смотреть. Отец волновался, вспоминая. Не дай Бог нам пережить такой ужас!

75 лет, как нет войны, но ведь нет такой семьи, где бы не вспоминали о ее ужасах и тяжёлых временах в тылу. Лиха досталось всем.

Мария ТОМОЗОВА