(или 100 лет назад в Верхнеуральске)

В 1919 году произошли значительные изменения в некогда большом Верхнеуральском уезде. Было отмечено, что Уфимская губерния и Верхнеуральский уезд ничего общего не имеют, разделены горами. Поэтому было решено присоединить уезд к Челябинской губернии. Так огромный уезд был разделен: к Уфимской губернии отошли Белорецкий и Тирлянский заводы, часть северной территории – к Тептяро-Учалинский волости. А заметно уменьшенный Верхнеуральский уезд вместе с Челябинским и Троицким уездами образовали Челябинскую губернию.

В 1920-1924 годах в Верхнеуральске располагался штаб одного из отрядов ЧОН (части особого назначения), который вёл по всему уезду беспощадную борьбу с расплодившимися бандитами. Главным образом это были уголовники всех мастей и цветов, а также дезертиры из Белой и Красной армий.

В Верхнеуральском уезде и прилегающих к нему районах Башкирии действовали «банды зелёных» или «банды дезертиров». «Зелёные» называли себя «защитниками народа», но скоро стали обычными бандитскими формированиями. Их действия приобрели такие масштабы, что большинству бывших красных партизан-каширинцев пришлось прекратить свою хозяйственную мирную деятельность и снова взяться за оружие.

Одним из бойцов ЧОН, сражавшихся с бандитами, был Истекбаев Исмагил Габдулхаликович, который «в ноябре 1922 года… пополнил ряды народной милиции Верхнеуральска».

Осенью 1919 года ослабленные гражданской войной в хозяйствах Верхнеуральского уезда собрали бедный урожай. Ещё хуже оказался урожай 1920 года, а зима 1921 года была просто катастрофической. Некоторые хутора и заимки попросту вымерли. Голод был самым страшным в двух уездах Челябинской губернии – Миасском и Верхнеуральском. На почве голода разразились грабежи, убийства, население стало поедать кошек и собак, известны и случаи людоедства (выявлено более 90). Трупов людей, замёрзших и умерших от голода, было так много, что здравотдел и Собес не успевали их хоронить. Известно, что одна из братских могил находится на старом городском кладбище, но она никак не обозначена. Во время голода и эпидемий холеры и тифа в 1921-1922 годах только в Верхнеуральске умерло несколько тысяч человек.

Вот свидетельство Власова Григория Михайловича из посёлка Бабарыкинского: «Помню, что в 1921 году был сильный голод в Бабарыке. Мне было тогда три с половиной года… Съели люди все запасы и начали есть шкуры. Помню, как у нас с чердака снимали шкуры, обрабатывали их как-то, потом в печи сушили и ели как блины. Ещё помню, как была на нашей улице драка из-за коровы. Одни тянут в одну сторону, другие – в другую. Голод такой был, что детей из дому боялись выпускать. Был даже в Бабарыке случай людоедства. Сторож церковный пустил прохожего человека ночевать, убил его и ел его мясо. Потому детей держали дома, не отпускали, боялись за них».

В феврале 1921 года в районе Суйдуна на территории Китая советскими чекистами был застрелен последний атаман Оренбургского казачьего войска Александр Ильич Дутов. Кстати, 8 декабря 1921 года последний атаман 2-го отдела ОКВ Захаров Василий Никанорович сдался в плен РККА на территории Монголии с отрядом в 214 человек, вернувшись из эмиграции из Китая. Особый отдел ГПУ, следствие и затем суд губернского революционного трибунала в Ново-Николаевске постановил признать Захарова виновным в активной борьбе против Советской власти, но, учитывая, что Василий Никанорович добровольно возвратился на родину, его гуманное отношение к подчинённым и пленным красноармейцам, от наказания избавил. В освобождении от наказания крупную роль сыграли земляки атамана, давшие положительный отзыв о нём.

В 1921 году Верхнеуральская тюрьма пустовала. Как вспоминала бывшая жительница Верхнеуральска Анна Викторовна Федорова, некого было садить: «Для охраны пустующей тюрьмы новая власть стала приглашать мужчин, но они там долго не выдерживали и бросали работу. А вот мать согласилась быть при тюрьме сторожем и она с детьми переехала в тюрьму. Мои сестрёнка и братишка были ненамного старше меня, и нас пугало молчание и пустынность тюремного двора. Особенно жутко было по ночам, когда вдруг в полной тишине неожиданно со стуком открывалась форточка или окно, да ещё к тому же залетала какая-то птица».

В 1921 году впервые в Верхнеуральском уезде создаются коллективные хозяйства. Поначалу это были сельскохозяйственные коммуны, артели, а потом и ТОЗы. Первые коммуны в документах партийных уполномоченных числились под номерами, названия пришли, когда они начали подниматься на ноги, и о них можно было заявить во весь голос. А сколько «номеров» распалось, до сих пор неизвестно. В 1921 году существовало около десятка коммун. В их числе – «Муравейник» (ныне посёлок Муравейник Агаповского района), создателями которого были выходцы из поселка Бабарыкинского, «Путь пролетариата» (ныне посёлок Новоозёрный Верхнеуральского района), «Ласточка» (ныне посёлок Спасский).

Первый спортивный кружок в Верхнеуральске был также организован в 1921 году руководителем П.В. Терентьевым.

К этому времени в уезде было восстановлено 20 промышленных предприятий, где трудились свыше 800 человек. Функционировали 14 сыроваренных заводов. В Верхнеуральске учреждены единое потребительское общество, а также организованы кузнечно-слесарная, углежегная и смолокуренная артели.

1921 год был сложным в истории страны и Верхнеуральского района.

Артём ФУРЦЕВ

С использованием материалов из фондов музея